Чума на Дальнем Востоке: эпидемия легочной чумы в Маньчжурии в 1910-1911, история и фото черной смерти в Китае

Обновлено: 24.09.2022

Эпидемия легочной чумы в Маньчжурии 1910-1911 является крупнейшей катастрофой в истории Китая и Дальнего Востока и одновременно последним чумным мором на планете, забрав жизни около 100 000 человек. Легочная чума в отличие от бубонной имеет уровень смертности, доходящий до 100 процентов, поэтому у нищего малообразованного населения маньчжурского региона, одного из беднейших в Китае, не было абсолютно никаких шансов пережить ужасную пандемию.

Черная смерть на Дальнем Востокее

Официальным началом пандемии считается роковая дата 6 октября 1910-го, хотя в реальности в Маньчжурии и Монголии смертельные эпизоды, похожие на чуму, зафиксировали ещё в конце лета того же года. Недавно построенная Китайско-Восточная железная дорога помогла смертельной болезни быстро распространиться на все населенные пункты, расположенные вдоль КВЖД. К декабрю 1910 официально зарегистрировали 240 смертей, а к концу месяца от чумного мора ежедневно умирали сто человек. Только тогда правительство спохватилось, начало всерьез заниматься проблемой и нашло спасителя в лице врача-эпидемиолога У Ляньдэ, первого студента-китайца, окончившего Кембридж, впоследствии номинированного на Нобелевскую премию по медицине.

Изначально в очаг заражения был послан главный врач ВМФ Китая Се Тяньбао, но кабинетный доктор даже не доехал до Харбина, испугавшись страшных новостей о Черной смерти. Только прибытие в Харбин доктора Ляньдэ, а также долгожданная помощь иностранных специалистов внесли решительные перемены в катастрофическую ситуацию, угрожавшую гибелью всему Дальнему Востоку. Выпускник Кембриджского университета, блестящий доктор и смелый мужчина У Ляньдэ - главный спаситель Маньчжурии. Эпидемиолог заменил струсившего коллегу и в кратчайшие сроки привел в порядок разбалансированную неумелую организацию профилактики, гигиены и борьбы с последствиями чумы. Независимо от русских коллег вместе со своим помощником Линем Цзяжуем, студентом Тяньцзиньского Военно-медицинского института, опытный медик провел вскрытие, выяснил характер болезни и выделил из зараженных тканей чумную палочку. Ещё доктор добился у правительства разрешение на кремацию трупов, что по тогдашним китайским законам рассматривалось как уголовное преступление (как и вскрытие, за которое отважного медика с молодым коллегой вполне могли посадить в тюрьму или даже казнить).

Итоги эпидемии на Дальнем востоке

Фото борьбы с эпидемией в Маньчжурии


Гробы поливают керосином, идет подготовка к кремации.
Перевоз тел в кремационную яму.

Кремация гробов с трупами.
Персонал больницы обезвреживается после рабочего дня.
Мобильная группа дезинфекции.
Осмотр жителей на признаки болезни.

Транспорт (слева направо) для уже больных, для подозрительных и для мертвых.
Чугунская больница изнутри, Мукден.

Из истории эпидемиологии: Чума

Чума, как одна из страшных болезней, поражала население еще в античные времена. С тех пор, чума, охватывающая многие страны и континенты, трижды принимала пандемическое распространение.

Первая пандемия чумы, вошедшая в историю как «юстинианова чума», началась в 531 г на территории современной Сирии и Египта. Охватив всю Римскую империю, она продолжалась около 50 лет. За время пандемии от болезни погибло более 100 млн человек в Европе и Китае, в том числе более половины населения Римской империи.

Вторая пандемия чумы – «черная смерть» началась около 1320 года, по всей видимости, в одном из природных очагов в пустыне Гоби, неподалёку от нынешней монголо-китайской границы. В города чуму несли с собой монгольские войска и торговцы по Великому Шёлковому пути. Первоначально пандемия ударила по Китаю, затем вместе с купеческими кораблями чума проникла в Крым. В Европу завезли генуэзские корабли, торговавшие по всему Средиземноморью. Эпидемия продолжалась на протяжении XIV – XV вв. Погибло от чумы 25 млн человек - треть населения Евразии.

Третья пандемия чумы началась в 1894 г. в Гонконге. Сначала чума охватила портовые города Азии, Европы, Африки, Северной и Южной Америки, Австралии. Далее распространялась вглубь континентов. Эпидемии в разных точках земного шара продолжаются до сих пор. За время третьей пандемии от чумы погибло 14 млн человек, большая часть которых проживала в Индии.

В конце XVII в. в результате войны России с Османской империей эпидемии чумы стали регистрироваться в России. Тяжелейшая эпидемиологическая обстановка в мире в конце ХIХ столетия привели к созданию "Особой комиссии по предупреждению занесения чумной заразы в пределы Российской империи" (КОМОЧУМ). С согласия Императора Николая II в 1897 г. под чумную лабораторию был выделен форт "Александр I", расположенный в Финском заливе на расстоянии 2,5 км от Кронштадта. С 1898 г. в Чумном форте была организована «Особая лаборатория по изготовлению противобубонно-чумных препаратов». Здесь были развернуты научно-экспериментальные исследования и производственные работы, направленные на изучение возбудителя чумы и изготовление противочумных вакцин и лечебных сывороток.

Ученые всего мира занимались проблемой распространения чумы. Обнаружить чумного микроба и выделить его удалось в 1894 г. в Гонконге. Бактериолог из Франции Александр Иерсен обнаружил возбудителя у крыс, японский врач Сибасабуро Китазато – у блох.

Естественная зараженность чумой выявлена у 250 видов животных, однако основную роль в сохранении возбудителя инфекции в природе играют грызуны (сурки, суслики, полевки, песчанки и др.), зайцеобразные (зайцы, пищухи) и их эктопаразиты – блохи. Основной механизм передачи возбудителя реализуется через укусы блох, заразившихся на грызунах, верблюдах или человеке. Также возможно заражение от больного легочной формы чумы человека.

Идею природной очаговости чумы, которая сформировалась в результате экспедиционных исследований в Маньчжурии (1910—1911 гг.), высказал Д.К. Заболотный. Занимаясь изучением чумы, российский ученый предположил, что некоторые грызуны могут представлять в природе среду, в которой сохраняются чумные бактерии, способные вызывать эпидемические вспышки у людей. В этот период Д.К. Заболотный участвовал в ликвидации эпидемии на Дальнем Востоке. Чумой были поражены практически все населенные пункты, расположенные вдоль Китайско-Восточной железной дороги, где накапливались трудовые мигранты, прибывавшие из Китая. Во время Маньчжурской эпидемии 1910—1911 гг. от чумы погибло по разным оценкам от 60 до 100 тысяч человек.

Русский ученый и врач И. А. Деминский утверждал, что источник заболеваний чумой надо искать в окружающей природе. В августе 1911 г. в Астраханской губернии из легкого павшего верблюда ему удалось получить культуру возбудителя чумы, а в августе 1912 г. в слободе Рахинка Царевского уезда (ныне Волгоградская область) он впервые выделил культуру возбудителя чумы от суслика, тем самым доказав, что именно эти животные являются источником чумы в астраханских степях. Выполняя свой врачебный долг И.А. Деминский погиб от этого опасной болезни.

В настоящее время природные очаги чумы выявлены на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. На территории Российской Федерации и бывших союзных республик, большинство из которых являются государствами-участниками СНГ, выявлено 45 природных очагов чумы. Природным очагом принято считать территорию, на которой происходит непрерывная циркуляция возбудителя определенной инфекционной болезни среди животных (больных или носителей). Пребывание людей на данной территории сопряжено с опасностью заражения этой болезнью.

Попытки лечения чумы в средние века, хотя крайне малоэффективные, всё же предпринимались. Чумные бубоны вскрывали и прижигали раскалённой кочергой. Больным предписывалось хорошее питание и укрепляющие средства. Случаи выздоровления во время эпидемии Чёрной смерти были единичными и почти все пришлись на конец эпидемии.

На рубеже XIX-XX вв. учеными Александром Иерсеном, Эмилем Ру, Альбером Кальметтом, Амадеем Бореллем были созданы сыворотки и вакцины против чумы. Это заметно снизило и заболеваемость, и смертность. Но эпидемии продолжались. Перелом наступил после Второй мировой войны, когда получили распространение антибиотики. Смертность от чумы упала до 5-10 %, однако надеяться на то, что чума полностью исчезнет с лица Земли, подобно оспе, не приходится. Возбудитель чумы – Yersinia pestis - прекрасно сохраняется в природных резервуарах-грызунах. И поэтому сегодня в мире регистрируются новые случаи заболевания без тенденции к снижению уровня. По данным Всемирной организации здравоохранения в 2000-2020 гг. чумой были инфицированы около 22 тысяч человек по всему миру, умерло от чумы 1612 человек (летальность 7,4 %). В среднем регистрировали около 2 000 случаев заражения в год.

В Российской Федерации в обеспечении эпидемиологического благополучия по чуме задействована система противочумных учреждений Роспотребнадзора, включающая Противочумный центр, 12 противочумных станций и 5 научно-исследовательских противочумных институтов. Проактивная система эпидемиологического надзора за чумой в России направлена на выявление эпизоотий чумы на территории природных очагов и своевременное проведение профилактических и противоэпидемических мероприятий, направленных на недопущение заражения чумой людей, в связи с чем, риск развития эпидемии чумы на территории Российской Федерации сведен к минимуму.

Для специфической профилактики чумы в России применяется вакцина чумная живая сухая на основе вакцинного штамма Y. pestis EV линии НИИЭГ, производства Ставропольского научно-исследовательского противочумного института Роспотребнадзора.. Иммунизацию проводят взрослым и детям с 2 лет однократно, как правило, накожным способом. Вакцина вызывает развитие иммунитета к чуме длительностью до одного года. Массовое применение чумных живых вакцин в мире в 20-30-е годы прошлого столетия на эндемичных по чуме территориях дало убедительные доказательства их безопасности и эффективности.

В природных очагах чумы на территории РФ роль основных носителей выполняют грызуны: сурки, суслики, песчанки, полевки; зайцеобразные - пищухи. В мире действуют природные очаги, где основными носителями являются также морские свинки (семейство грызунов - свинковые), луговые собачки, крысы. Круг известных в настоящее время теплокровных носителей включает 342 вида млекопитающих и три вида птиц.

Переносчиками возбудителя чумы являются различные виды кровососущих членистоногих (паукообразные – аргасовые, гамазовые, иксодовые клещи, насекомые – блохи, вши, постельные клопы и др.), способные в естественных условиях передавать возбудителя от больного к здоровому животному. Главная роль принадлежит блохам. В природе обнаружено не менее 280 видов и подвидов блох, спонтанно зараженных возбудителем чумы, а также несколько видов клещей и вшей.

Очаги чумы выявлены на всех континентах, исключая Австралию, Антарктиду. Наиболее стойкие и активные природные и антропоургические очаги располагаются в Африке, Америке и Азии. На территории РФ расположено 11 природных очагов чумы. Эпидемическая опасность энзоотичных по чуме территорий определяется вирулентностью циркулирующих штаммов чумного микроба и интенсивностью контактов человека с природно-очаговыми комплексами. При развитии эпизоотий чумы среди фоновых видов грызунов риски передачи инфекции к человеку значительно возрастают. В этом плане чума продолжает представлять опасность для человека.

Безусловно, за долгую историю существования чумы разработаны методические подходы к терапии этого заболевания. Лечение больных чумой проводят в условиях стационара, а его результативность зависит от своевременности постановки диагноза и начала терапии. Наиболее успешные результаты дает лечение пациентов с бубонной формой чумы. В соответствии с рекомендациями ВОЗ препаратом выбора для лечения взрослых пациентов остается стрептомицин, который вводят внутримышечно или внутривенно в зависимости от формы инфекции в течение не менее 5 дней до нормализации температуры тела. Но позднее начало этиотропного лечения антибактериальными препаратами при недостаточности патогенетической терапии, в первую очередь при легочной форме чумы, может приводить к массивному поступлению в результате гибели бактериальных клеток Y. pestis липополисахарида, способствующего развитию тяжелого эндотоксического шока и полиорганной недостаточности, что сопряжено с высоким риском летального исхода. Поэтому применение средств специфической профилактики (вакцин) населению, проживающему на территориях природных очагов этой инфекции в периоды эпизоотии чумы среди грызунов очень важно, это значимо снижает риск заболевания чумой людей и повышает вероятность благоприятного течения болезни у заразившихся. Для иллюстрации важности вакцинации против чумы, можно привести в качестве примера современное развитие ситуации по чуме на территории Мадагаскара, где отказ от использования противочумных вакцин после 1959 г. на фоне общего социального неблагополучия населения страны и, недостаточно развитой системы здравоохранения привел к бурному распространению инфекции и был и сопряжен с выявлением легочной формы болезни.

Климатический фактор, во многом, определяет состояние паразитарных систем природных очагов чумы (состояние численности носителей и переносчиков чумного микроба, миграционная активность, границы распространения и др.). При благоприятных условиях для жизнедеятельности грызунов и их блох, численность носителей и переносчиков возбудителя чумы возрастает, что нередко сопровождается ростом эпизоотической активности природных очагов. Современное потепление климата привело к значительному снижению эпизоотической активности природных очагов чумы на территории РФ. Отмечена тенденция снижения случаев заражения чумой в мире. При возникновении эпидемических осложнений (эпидемия) роль климатических факторов нивелируется. Антропонозное распространение чумы (эпидемия) определяется социально-экономическими условиями жизни населения.

В прошлом столетии (20-30 гг. прошлого столетия) случаи заражения чумой человека на территории России имели место на территории Астраханской, Ростовской областей, Республики Калмыкия, в Забайкалье. В результате работы противочумных учреждений эпизоотическая и эпидемическая активность природных очагов чумы была полностью подавлена. С 1979 г. случаев заболевания чумой человека на территории РФ не регистрировали вплоть до 2014 г.(на протяжении 35 лет). В 2014 г., 2015 г., 2016.г. на территории Горно-Алтайского высокогорного природного очага (Республика Алтай, Кош-Агачский район) имели место по одному случаю заражения чумой человека, как следствие браконьерской добычи зараженных чумой серых сурков. Охота на энзоотичной по чуме территории повсеместно запрещена.

При выявлении эпизоотии чумы в природных очагах РФ проводится комплекс профилактических (противоэпидемических) мероприятий, направленный на снижение рисков заражения. В РФ благодаря работе противочумных учреждений эпизоотии чумы своевременно купируются и именно за счет этого обеспечивается эпидемиологическое благополучие по чуме в РФ. При регистрации эпизоотий чумы проводится вакцинация населения, что снижает риски возникновения эпидемических проявлений и гарантирует успешное лечение больных. В случае регистрации больного чумой проводится дополнительный комплекс противоэпидемических мероприятий по ликвидации эпидемического очага.

При добыче промысловых видов грызунов (сурки, суслики, луговые собачки, морские свинки), зараженных в природе чумой, происходит заражение человека (через порезы кожи, через укусы кровососущими членистоногими и др.). Браконьерство приводит к усилению контактов человека с источником инфекции и может привести к заражению чумой. Поэтому в зонах выявленных эпизоотий чумы отстрел и отлов животных запрещен и контролируется правоохранительными органами.

Роспотребнадзор ежегодно утверждает комплексные планы по оздоровлению и снижению рисков заражения чумой в эпизоотически активных природных очагах чумы РФ. Профилактические (противоэпидемические) мероприятия включают вакцинацию, поселковую и полевую дератизацию, поселковую и полевую дезинсекцию, ежегодно проводятся учения, направленные на повышение настороженности медицинских учреждений к выявлению случаев заражения человека чумой, ведется санитарно-просветительская работа с населением, проживающим в энзоотичных по чуме районах РФ.

*Подготовлено на основе материалов ФКУЗ РосНИПЧИ «Микроб» Роспотребнадзора

1910-1911 эпидемия чумы на дальнем востоке

1. Голубев Г.Н. Житие Даниила Заболотного. М.: Молодая гвардия, 1962. 256 с. с илл. (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 18 (351).

3. Кириллов Н.В. Моровая язва, или людская чума на Дальнем Востоке. Владивосток: Электро-типография газеты «Далёкая окраина», 1910.

6. Chernin Eli, Richard Pearson Strong and the Manchurian epidemic of pneumonic plague, 1910—1911 // The Journal of The History of Medicine and Allied Sciences. — Oxford University Press (United States), 1989. — Vol. 44. — р.296-319

Введение. Одной из самых страшных эпидемических катастроф во всем мире считается чума. Это одно из самых древних заболеваний, в период эпидемий которой наблюдалось колоссальное количество смертей.

Последняя эпидемия чумы приходится на 1910-1911 гг. на станции Манчжурия. Возникшая эпидемия стремительно распространялась среди населения, катастрофа развертывалась «на глазах». Маньчжурская эпидемия, по словам Д. К. Заболотного, унесла жизни более 60 тысяч человек, а по данным Wu Liande — около 100 тысяч [2,6].

Чума, в её наиболее тяжёлой лёгочной форме, официально началась в Маньчжурии 6 октября 1910г. Казалось, эпидемия возникла внезапно и стремительно охватила значительную территорию, приводя к огромному количеству смертей. Но при оценке по истечению времени было установлено, что эпидемия стала продолжением длительного периода предвестников. Так, первые эпизоды заболевания чумой в Китае в г. Вэйчэна, в настоящее время г. Хэнань, были описаны еще в 1898 году русским эпидемиологом Д.К. Заболотным [1]. Высокая скученность населения и теснота китайских жилищ способствовали стремительному росту эпидемии. Легочная чума захватила, главным образом, пригород Харбина — китайский город Фуцзядянь и угрожала распространиться по пристанционным посёлкам, русским селениям в Барге, Забайкалье, Приамурье, на всём Дальнем Востоке [1]. Один из выдающихся врачей того времени Н.В. Кириллов связывал появление чумы на станции Маньчжурия с развитыми торговыми отношениями Китая с Монголией и Забайкальем, откуда привозили шкурки тарбаганов [3].

Русскими врачами в 1894 г. в районах Забайкалья была описана клиническая картина заболевания, схожего с чумой. Опираясь на наблюдения врачей и народный опыт, появление этого смертоносного заболевания, уносившего жизни целых поселений, связывали с заражением от обитающих в этой местности во множестве сурков - тарбаганов. Поэтому местное население назвали её тарбаганьей болезнью или тарбаганьей чумой. В области, граничащей с Монгольской степью, ежегодно в осенний, реже зимний период, описывались мелкие вспышки чумы, которые не приобретали масштабный характер благодаря разбросанности и разобщенности полукочевого населения. Также искали способы борьбы с этим заболеванием – сжигали трупы и имущество. Первые сведения о чумоподобном заболевании относят к 1863 г., когда в Цаган-Олуевском поселке во время покоса заболело несколько жителей и вскоре скончалось [5]. Первые упоминания о заболевании, возникшем в результате употребления в пищу мяса тарбаганов, начинаются уже с 1880 г. в селе Клички Нерчинского уезда [2]. Затем ежегодно описываются единичные вспышки болезни, схожей по клинической картине с чумой [5]. Так, в газете «Восточное обозрьенie» от 10 декабря 1889г., в разделе «хроника сибирской жизни», были описаны случаи вымирания нескольких казачьих семей в июле этого года, которые употребляли накануне мясо тарбагана, повсеместно распространенного на той территории (см. рис.1,2). Достаточно ярко была описана клиническая картина заболевших: «сильная головная боль, заставлявшая больных отказываться от обычных занятий и ложиться в постель, быстрое разгорание всего тела, причем жар доходил до 41,6 градусов, припухание лимфатических желез в паху, под мышкою, под челюстью (чаще всего припухали подмышечный и паховый железы), пораженный железы были болезненны при надавливании; пульс колебался между 120-140 ударами, дыхание равнялось 25 в 35 в минуту, кожа сухая, лицо красное, глаза мутные, блестящие; больными ощущается сильная жажда, аппетит вполне отсутствует с самого начала болезни, наблюдается запор; перед смертью за день пли два являются понос и рвота; течение болезни быстрое — от 2 дней до 7 суток»; выздоровление не наблюдалось—исход всегда смерть».

Рис.1,2. Газета «Восточное обозрьенie» 10 декабря 1889г.

Описание: C:\Users\Валерия\Desktop\Статьи Чума\Page_00001.jpg
Описание: C:\Users\Валерия\Desktop\Статьи Чума\Page_00006.jpg

Возможно, не произошло бы дальнейшего масштабного распространения чумы, если бы не завершение строительства железной дороги в 1905г. В этом же году вблизи станции Маньчжурия заболел казак, работавший на сенокосах в Забайкалье, чумоподобным заболеванием, но, благодаря своевременному изолированию больного и его сопровождающих, заболевание на время не получило дальнейшего распространения. Однако, через 5 лет на линии Китайской Восточной железной дороги (КВЖД) заболевание приняло характер эпидемии.

В поселке при станции Маньчжурия, где были зафиксированы первые бактериологически верифицированные случаи чумы, противочумные мероприятия практически не проводились. Опасность начинающейся эпидемии властями недооценивалась, не имелось четкого плана борьбы с ней. Больные жители поселка, с диагностированной формой легочной чумы, в первые две недели без ограничений передвигались по железнодорожным путям. Их подвергали лишь поверхностному медицинскому осмотру, зачастую пренебрегая даже термометрией.

В России информация о эпидемии чумы в районе станции Маньчжурия, а также о бурном развитии заболевания в г.Харвине, появилась в печати 15 октября 1910 г. Пренебрежение противоэпидемическими мероприятиями на путях железной дороги, а также в эпидемических очагах вызывали негодование со стороны жителей пограничных областей. Забайкальская область и станция Маньчжурия были объявлены неблагополучными районами по чуме, а граничащие Приморскую, Амурскую и Иркутскую губернии — угрожаемыми по чуме. Из Санкт-Петербурга в эти районы были направлены 12 врачей. Также, для изучения очагов инфекции в Китае, из врачей и специалистов была сформирована специальная научная экспедиция из России и других заинтересованных государств. Кроме этого, были запрещены передвижения людей по железной дороге. В случае высадки все приезжие размещались в обсервационных пунктах, находящихся на расстоянии друг от друга не более 300 верст. Для обсервации использовали вагоны-теплушки, в которых в среднем размещалось 4 пациента (рис.3,4).

Рис.3,4. Обсервация, устроенная в вагонах-теплушках, для китайцев-рабочих.



В декабре 1910 г. в г. Харвин были приглашен известный врач - Wu Liande. До его приезда не было четкой уверенности, что причина смерти людей – чума. Для того, чтобы подтвердить опасения, Wu Liande и его ассистент решились провести 27 декабря 1910г. аутопсию умершей женщины. Необходимо заметить, что в Китае это было незаконным, как и проводить кремацию тел умерших. Так, врачами была выделена из исследованных тканей Yersinia Pestis, и подтверждена их страшная догадка, что причина возникшей эпидемии – чума.

В связи с высокой тенденцией к распространению заболевания, в борьбе с ним приняли участие одни из самых выдающихся русских врачей: Д. К. Заболотный, В. М. Богуцкий, В. М. Михель, Э. П. Борщевский, М. А. Лебедева, П. Б. Хавкин, С. И. Златогоров и др., кроме них, активное участие принимали французы: Broque, Minier и др.

К началу 1911г. создался штат врачей с высшей квалификацией, фельдшеров, санитаров. Определилась структура Бюро, который состоял из: мобильного отряда по выявлению и транспортировке больных и трупов, 10 санитарных пунктов, 4 дезинфекционных отрядов, 7 врачебно-пропускных пунктов, 3 прививочных пунктов, разведывательного отряда, 2 бактериологических лаборатории, противочумного пункта с обсерваториями и ряда других учреждений [1; 5].

Санитарный мобильный (летучий) отряд выполнял одну из самых тяжелых и опасных работ. На него были возложены обязанности по выявлению умерших и больных, их транспортировка в чумную больницу или обсервационные пункты, а также сожжение трупов (рис.5). Из-за высокого процента смертностей, было огромное количество трупов, некоторые из которых настолько прогнили, что при прикосновении к ним трупным крючком, они разваливались. Первое время китайский народ недоброжелательно относился к русским врачам и санитарам. Это приводило к тому, что при предстоящих обходах они убегали из обсервационных пунктов, а также прятали трупы, для того, чтобы их не подвергли кремации. Очень часто летучему отряду приходилось выкапывать спрятанных уже смердящих трупов, пролежавших под землей в течении нескольких месяцев. Часто люди скрывали умерших в погребах, в которых были заготовки овощей, а потом это овощи выносили на базар для продажи [5].

Рис.5. Подбирание трупов летучим отрядом в окрестностях Харвина.

Описание: C:\Users\Валерия\Desktop\Статьи Чума\1300672_900.jpg

Высокий процент смертей в период эпидемии в Манчжурии связывают не только с поздно начатыми противоэпидемическими мероприятиями, но и с тяжелейшей формой чумы – легочной. Вакцинация была безуспешна, так как вакцина, разработанная в 1894г. в Гонконге, была активна только в отношении бубонной формы чумы, против легочной она была бессильна. Данная форма чумы протекает с тяжелейшим поражением легких, сопровождается кровохарканьем и высокой температурой. Выздоровление при этой форме чумы не наблюдалось. Максимальная летальность была зафиксирована в январе 1911 года, когда за 1 день от чумы погибло 183 человека (рис.6). За весь период эпидемии в Харбине погибло более 25% населения.

Рис.6. Смертность в Маньчжурии из доклада Международной противочумной конференции

Описание: C:\Users\Валерия\Desktop\Статьи Чума\OC9JsYU2OyE2yzrofacUJbqInmpEbMbWCt_XgOMVxB39eEGNV0JvJrjtsJfQER8HbhkoQ-hliffunmyhQXFQzB6YKMn8zTgSnIrE2o4CaFI.jpg

В связи со сложившейся обстановкой Wu Liande попросил у власти разрешение на кремацию трупов. Несмотря на китайские традиции, власти, понимая безысходность ситуации, дали это разрешение. После этого все трупы, вещи больных и умерших сжигали, дома, в которых они проживали, также сжигали или дезинфицировали, а затем опечатывали.

Незадолго до новогоднего праздника Wu Liande дал еще одно странное, на первый взгляд, распоряжение – он предписал всем жителям отпраздновать весело новый год, при этом необходимо было взорвать как можно больше хлопушек. Это мероприятие было направлено на проведение массовой дезинфекции, так как при взрыве хлопушек выделялась сера, которая была эффективным дезинфицирующим средством.

С начала 1911 года отметилось снижение эпизодов заболевания чумой, благодаря активно проводимым противоэпидемическим мероприятиям, а весной того же года было объявлено о ликвидации чумной эпидемии.

В борьбе с этим заболеванием и в поисках его лечения приняли участие огромное количество медицинских работников из разных стран, по окончанию эпидемии, не смотря на соблюдение личной безопасности, 942 из них погибли: 8 врачей, 4 студента, 6 фельдшеров, 924 санитара. Среди погибших были и наши соотечественники: врачи М. А. Лебедева, В. М. Михель, студенты И. В. Мамонтов, Л. М. Беляев, фельдшера И. И. Брожунас и В. П. Огнев, сестра милосердия А. Г. Снежкова и 21 русский санитар [4].

Инфекция пришла во Владивосток из Китая: зачумленным был весь центр города

Подробный очерк эпидемии Чумы в Приморском крае составили супруги Супотницкие — Михаил Васильевич и Наталья Семенова в труде "Очерк XXXIII. Забытые эпидемии легочной чумы на Дальнем Востоке". Михаил Супотницкий, микробиолог, полковник медицинской службы запаса, изобретатель, автор исследований по истории эпидемий чумы и других особо опасных инфекций, подробно, буквально по неделям описал, что происходило в те тяжелые для региона дни.

Эпидемия чумы в Приморском крае стала отголоском последней самой крупной чумной эпидемии в мире, которая бушевала в Китае в 1910-1911 годах и унесла жизни более 60 тысяч человек. Это была легочная форма чумы, при которой заболевшие умирали от развившейся пневмонии.

Такая же легочная чума пришла в Приморье, когда на Дальнем Востоке еще шла Гражданская война. Большая часть заболевших была выявлена во Владивостоке, Никольске (Уссурийске) и Сучане (Партизанск).

"Имя человека, заболевшего легочной чумой первым и конкретные обстоятельства появления чумы во Владивостоке, неизвестны. Правильнее смотреть на появление чумы во Владивостоке как на давно ожидавшийся результат общего движения легочной чумы с запада на восток. Еженедельные сводки по смертельным случаям свидетельствуют, что эпидемия легочной чумы во Владивостоке развивалась не взрывом как в Харбине (1910), а типом "спокойного горения". Начавшись с десятка случаев на первой неделе, чума далее разгоралась постепенно увеличивающимися в течение 5 недель темпами, проявив наибольшую силу в течение шестой недели. Затем три недели чума "догорала". Но под пеплом она "тлела" еще 13 недель", — пишет Михаил Супотницкий.

"Из Морского госпиталя его направили в чумной госпиталь (1-й Крепостной госпиталь), но по дороге он умер. При обследовании летучим отрядом двора дома №193 выяснилось, что в этом же помещении 5 дней тому назад умер от неизвестной болезни другой китаец, которого похоронили на кладбище 2-й речки. А 10 апреля умерли еще два китайца, проживавшие совместно в доме № 112 по Светланской улице. 13 апреля летучим отрядом был обнаружен труп китайца, спрятанный в дровах на дворе дома № 98 по Светланской улице. Исследование трупа показало, что смерть наступила от чумы. В тот же день был доставлен в чумное отделение китаец Лан Гун, проживавший по Светланской улице, дом № 175, так как про него стало известно, что он часто посещал квартиру Лиу Чунг Шеня и ввиду наличия у него повышенной температуры. В ночь на 14 апреля он был убит часовым при попытке бегства из чумного госпиталя. На вскрытии трупа обнаружено прижизненное заболевание легочной чумой. Положительный результат на чуму дало и бактериологическое исследование.

14 апреля был доставлен труп китайца Лю Бен Вяна, проживавшего в доме № 42 по Корейской улице. Труп оказался чумным. При обследовании китайских квартир этого же дома был обнаружен больной китаец в тяжелом состоянии, по фамилии Тун Шу Хо, 17 лет, который проживал совместно с Лю Бен Вяном. Тун Шу-хо умер в тот же день, при явлениях легочной чумы. На следующий день в чумной госпиталь были доставлены два чумных трупа, выброшенных из дома № 42 по Корейской улице. Еще через день (16 апреля) в чумной госпиталь были доставлены уже 5 трупов китайцев, умерших от чумы. Но уже было видно, что в городе начала работать "черная похоронная команда". Трупы были выброшены после предварительной упаковки в особого вида тючки", — рассказывает хронологию нарастающей эпидемии исследователь.

Санитарный автомобиль летучего отряда доставляет из одного из кварталов Владивостока подозрительного по чуме китайца

Супотницкий отмечается, что и в дальнейшем на улицах города обнаруживались упакованные трупы умерших от чумы. Покойника связывали, притягивая согнутые ноги и руки к туловищу, заворачивали в материю, чтобы с первого взгляда нельзя было распознать в таком тюке тело человека.

"К концу недели стало ясно, что эпидемия вышла из-под контроля противочумной организации и время локализации первичных очагов чумы упущено — "эпидемия чумы в дальнейшем пойдет беспрепятственно тем путем и по тем законам распространения, которые лежат в существе самой болезни и обстановке жизни китайского населения" — пишет Супотницкий.

На третью неделю чума стала расползаться по территории региона. Заболевших обнаружили в районе станции Океанской, в районе угольных копей близ Артема и по направлению к Партизанску, в бухте Валентин.

Всего за третью неделю на улицах, площадях и с квартир подобрано 42 трупа, из них чумными оказались 22, и 13 человек умерли в чумном госпитале. Чумными очагами стали улица Светланская и Суйфунская (Уборевича).

В четвертую неделю чумой были охвачены побережье бухты Золотой Рог, улица Корейская (Пограничная), район Первой речки. 6 мая болезнь добралась до Никольска (Уссурийск). В пятую неделю наблюдался небольшой рост заболеваемости, но с полной силой чума ударила в шестую неделю, когда во всех отделениях чумного госпиталя за неделю умерло от чумы 42 человека, по улицам и окрестностям Владивостока было поднято 47 чумных трупов. В седьмую и восьмую неделю эпидемия пошла на убыль, чумные трупы находили на улицах еще до середины сентября 1921 года.

Большинство заболевших были китайцами и густонаселенных этнических кварталов города, из Миллионки, там же действовали китайские "черные похоронные отряды", скрывавшие заболевших, выбрасывая завернутые трупы на улицу. Среди местного населения от чумы погибали медики, работавшие с больными, а также граждане, контактировавшие с китайцами.

"Из общего числа 2295 человек, находившихся в госпиталях Владивостока, Никольска и Сучанских копей, только немногим меньше 40% приходится на долю Владивостока, тогда как из общего числа умерших от чумы — 227 человек, в самом Владивостоке умерло 209 человек, то есть на Владивосток пришлось 92,1%, на Никольск — 4,4%, на Сучанские копи — 3,5% общего количества погибших от чумы. В среднем один умерший от чумы приходится на 10 человек, помещенных в госпитали в связи с эпидемией", — сообщает Супотницкий.

Во время эпидемии в охваченных инфекцией городах действовали дезинфекционные отряды. Как сообщает Супотницкий, дезинфицирующих средств не хватало. Эффективно обеззараживание проводили только на территории чумного городка. Обсерваторами в то время служили дома граждан с подозрением на инфекцию.

Вагон-изолятор противочумного поезда

"Специальный персонал обходил дома и осуществлял термометрию лиц, бывших в контакте с больными чумой. Другой формой обсервации был вывод жителей в особые обсервационные вагоны (чумной поезд на станции Угольной, Никольско-Уссурийский обсервационный пункт, военно-санитарный поезд № 101/11) и в лагеря (обсервационное отделение чумного городка). Все лица, назначенные в обсервацию, проходили сначала через вагон-баню, после которой получали чистое казенное белье, халаты и только тогда пускались в вагоны. Собственные их вещи шли в паровую дезинфекцию. Срок обсервационного наблюдения составил 8 суток, затем перешли на 5 суток. Если человек, подозрительный на чуму, оказывался здоровым, то всех задержанных из-за него в обсервацию отпускали раньше этого срока", — рассказывает Супотницкий.

Больные с температурой и кашлем помещались в изолятор на пять суток. Через владивостокский изолятор прошло 369 человек, выписано здоровыми 41 человек; умерли в изоляторе 46 человек; отправлено в чумной барак 282 человека.

Трупы на костре у чумного городка во Владивостоке

Чумные трупы сжигали — сначала на специальных кострах, а затем в специально построенных крематориях. За все время эпидемии 1921 года похоронным отрядом чумного городка было сожжено 647 трупов (209 — умершие во Владивостокском чумном госпитале, остальные подобраны на улицах и в окрестностях города). Из них 629 умерших китайцев и 18 русских.

Подготовлена очередная выставка архивных документов "Из истории борьбы с эпидемией чумы во Владивостоке в 1921 г."


Владивосток в эпидемическом плане всегда занимал довольно невыгодное положение. Близость к Китаю, как главному источнику распространения различных инфекций, постоянно вызывала озабоченность и настороженность местных властей.

Наличие работающего круглый год морского порта, многочисленные официальные и нелегальные пограничные переходы делали проникновение в наш город новых эпидемий делом времени.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1036. Л. 1

В разные годы с момента своего основания наш город посещали такие инфекции, как холера, корь, оспа, дифтерия, тиф и др.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1036. Л. 4

Однако, стоит отметить, что знаменитую "испанку" в 1918 г. в город завезли все же беженцы из Европейской России. В метрических книгах местных церквей причинами смерти от этой новой мировой пандемии указывались грипп или «инфлюенция».

В начале 1921 г. город захватила пришедшая из Китая новая беда - чума, как отголосок бушевавшей в Китае в 1910 – 1911 гг. эпидемии. Это была легочная форма чумы, при которой заболевшие умирали от развивавшейся пневмонии.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 58

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 22-22об.

Первый случай заражения в городе был зафиксирован 10 апреля 1921 года. Согласно отчету врача Супотницкого, это был китаец Лю Чун Шень, живший в доме № 193 на Светланской. Соотечественники принесли больного на носилках в Морской госпиталь, где он вскоре умер. В тот же день скончались еще два китайца со Светланской, 112.

13 апреля в дровах у дома № 98 на Светланской нашли спрятанный труп китайца. В тот же день в чумное отделение доставили больного китайца Лан Гуна со Светланской, 175. Ночью он пытался бежать и был застрелен часовым; вскрытие подтвердило диагноз – чума!

14 апреля умер китаец Лю Бен Вян из дома № 42 на Корейской улице (ныне - ул. Пограничная). В том же доме нашли больного Тун Шу Хо, скончавшегося через несколько часов. День спустя из этого дома выбросили еще два чумных трупа.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 54об.

16 апреля принесло пять новых жертв. Стало ясно: работает «черная похоронная команда»: китайцы прятали больных, тайно избавлялись от трупов. Конечности и голова умершего пригибались и крепко приматывались к туловищу; затем такой «тючок», который с первого взгляда нельзя было принять за человеческое тело, куда-нибудь подбрасывали.


Сложенный в «тючок» чумной китаец, весна 1921 г.

В ходе второй недели эпидемии 15 человек умерло в госпитале, на улицах подобрали 12 чумных трупов. Умерла сестра милосердия Софья Даниленко, принявшая больного китайца без респиратора. С 24 по 30 апреля умерло двое санитаров: Филипп Гадяцкий заразился во время уборки трупов (возможно, из-за рваных рукавиц), Григорий Мальцев - на дежурстве в чумном изоляторе. Больные поступали с угольных копей Скидельского (район Артема), с Океанской, с Сучанской ветки, с побережья - в бухте Юшувай обнаружили шаланду с пятью трупами китайцев. Умер лодочник Корякин, перевозивший китайцев.

Новым очагом чумы стал перекресток Семеновской и Суйфунской (совр. ул. Уборевича - район гимназии № 1 и отеля Lotte).


Район улиц Суйфунской и Семеновской, зима-весна 1921 г.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 42

Борьбой против чумы в Приморье занялась Областная санитарно-исполнительная комиссия (ОСИК) во главе с доктором П. Поповым, ранее участвовавшим в ликвидации маньчжурской чумы.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 49

В городе был развернут Чумной городок. По одной версии он располагался на Эгершельде, где ныне расположена городская инфекционная больница, по другой - в районе Гнилого Угла.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 31-31об.


Трупы на костре у Чумного городка, весна-лето 1921 г.

Чумные трупы сжигали сначала на специальных кострах, а затем в специально построенных крематориях. В порту создали санитарную станцию и брандвахту, на железной дороге - противочумной поезд.


Санитары противочумного поезда принимают заразного больного, весна-лето 1921 г.

Для китайских пассажиров выделяли особые вагоны, санитары обходили пребывающие пассажирские поезда, проводили дезинфекцию.

Активную помощь в борьбе против инфекции оказали японские военные.


Японские санитарные автомобили на базе в районе Первой Речки, 1921 г.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 92


Японский госпиталь на Эгершельде, 1918 – 1922 гг.

Помощь русским противочумным мероприятиям со стороны японцев выразилась энергичной поддержкой требований ОСИК, относящихся к улучшению постановки и согласованности в противочумных начинаниях с китайскими санитарными организациями и властями.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 47-47об.

От японского интендантства и санитарного отдела русские власти получали противочумную вакцину и сыворотку, а также дезинфицирующие и противочумные средства.


Японские моряки на улицах города, 1921 г.

Также японцы помогли ОСИК, при ее хроническом безденежье, средствами, взяв на себя целиком содержание Владивостокской участковой санитарно-эпидемиологической организации и Отряда карантинной стражи.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 130, 131

Санитары ходили по притонам и ночлежкам "Миллионки", осматривали колодцы и помойки, выясняли местожительство непрописанных китайцев. Летучий отряд убирал трупы с улиц, проводил внезапные ночные «зачистки» подозрительных домов.


Японский санитарный отряд убирает труп чумного китайца с ул. Алеутской, апрель 1921 г.

Власти ввели «чумной налог», причем прогрессивный: с извозчиков и грузчиков брали по рублю, с купцов - по сто рублей. Платить приходилось каждому въезжающему в город. Но денег все равно не хватало.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 43

Китайцы не шли на сотрудничество с властями, корейцы вели себя более сознательно. Самыми последовательными, пишет врач Супотницкий, были японские интервенты: они поддерживали требования ОСИК, выделили оружие отряду карантинной стражи.

Был у японцев и другой далеко идущий интерес - научный, военно-прикладной. Японские медики изучали свойства чумной палочки, ее живучесть в разных средах, эффективность средств борьбы, в частности, вакцинирования.

Однако, как выяснилось впоследствии, японская противочумная сыворотка эффекта не имела.


На территории японского госпиталя на Эгершельде, 1921 г.

Одной из проблем, вставшей на пути борьбы с эпидемией, явилась нехватка средств на оплату труда медработников.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 162

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 220-220об.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 221

Но осознание властями всех последствий недофинансирования здравоохранения помогло решить и эти задачи.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 177

На 10-й неделе был отмечен резкий спад заболеваемости и смертности в городе: были обнаружены только два трупа, один из которых найден на Чуркине, другой на 10-й Рабочей улице. С конца июня по начало сентября отмечались единичные случаи заболеваний.

К середине сентября чума, наконец, отступила. Последний найденный труп датируется 15 сентября 1921 г.

За все время эпидемии 1921 г. похоронным отрядом чумного городка было сожжено 647 чумных трупов, из них 629 китайских и 18 русских. В госпиталях умерло 227 человек, включая 209 во Владивостоке. Спасая больных, лишились жизни 8 медицинских работников.

РГИА ДВ. Ф. 28. Оп. 1. Д. 1037. Л. 205

При подготовке выставки использовались фотоматериалы и статьи из свободных источников сети Интернет:

Чума во Владивостоке. «Новая газета во Владивостоке». № 545 от 04.06.2020

PastVu – проект по сбору свидетельств прошлого. Взгляд на историю среды обитания человечества

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.

Читайте также: