Институт пастора.

Обновлено: 02.10.2022

Institut Pasteur является частным, некоммерческим французским фондом , посвященный изучению биологии , микроорганизмов , болезней и вакцин .

Созданный в 1888 году благодаря международной общественной подписке, он назван в честь Луи Пастера , его основателя и первого директора, который в 1885 году разработал первую вакцину против бешенства .

Более века Институт Пастера находится в авангарде борьбы с инфекционными заболеваниями . Эта международная организация исследований , базирующаяся в Париже , был первым , чтобы изолировать в 1983 году на ВИЧ (HIV), вирус , который вызывает синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД). На протяжении многих лет он стоял у истоков революционных открытий, которые позволили медицине контролировать опасные заболевания, такие как дифтерия , столбняк , туберкулез , полиомиелит , грипп , желтая лихорадка , чума, эпидемия, гепатит B , СПИД. С 1908 года десять ученых института были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине .

Резюме

История

фундамент

Создано постановлением 4 июня 1887 г. , институт был открыт 14 ноября 1888 г. президента Сади Карно .

Основатель

Институт Пастера был основан Луи Пастером , французским ученым, чьи первые эксперименты по ферментации , проведенные в Лилле для пивоваренной промышленности, привели к фундаментальным исследованиям в области бактериологии . Действительно, когда он основал свой институт, Пастер уже открыл принцип стерилизации , известный под названием пастеризации и который сегодня регулирует универсальную практику антисептики . С другой стороны, он уже разработал методы вакцинации против бактериальных инфекций, и, как известно, он разработал эффективную вакцину против бешенства .

Луи Пастер поставил перед ним три цели: «[Он] будет одновременно и диспансером для лечения бешенства, и исследовательским центром инфекционных заболеваний, и учебным центром по изучению микробии. "

Пастер заинтересован как в фундаментальных исследованиях, так и в их практическом применении, и первые пять отделов его института возглавляются учеными самого разного профиля. Normalien , Пьер Эмиль Дюкло , отвечает за исследования в области микробиологии , другой, Чарльз Chamberland , для исследования микроорганизмов применительно к гигиене . Биолог Илья Ильич Мечников отвечает за исследования морфологии микроорганизмов, а два доктора, Жак-Жозеф Граншер и Эмиль Ру , за исследования в области микробиологической техники. Через год после открытия института Ру открыл первый в истории курс микробиологии, который тогда назывался техническим микробиологическим курсом .

После пастора

Во время занятий , направление Institut Pasteur охватывает сопротивление деятельности около 10% своих исследователей, но не в состоянии предотвратить арест в пределах его стен Pastorian Эжена Wollman , который будет, как и его жена, Элизабет Wollman. , депортирован и убит в Освенциме .

История связана со многими открытиями

Преемники пастора сохраняют традицию, о чем свидетельствует хронология некоторых достижений института:

  • 1889: Эмиль Р и Александра Yersin описывают механизм действия Corynebacterium дифтерии и разработать лечение дифтерии с антитоксинами ;
  • 1894: Александр Йерсен обнаруживает патогенный элемент бубонной чумы , Yersinia pestis ;
  • 1898: Поль-Луи Симонд обнаруживает роль блох в переносе чумы;
  • 1899: Открытие Института Пастера де Лилля , независимой структуры, основной целью которой изначально было производство дифтерийной сыворотки;
  • 1900: Больница Пастера создается учениками Пастера, Эмиля Ру и Луи Мартена .
  • 1907: Альфонс Лаверан получает Нобелевскую премию за исследования, проведенные в сотрудничестве с Феликсом Менилем , о роли паразитических простейших в крови при некоторых заболеваниях, в частности малярии ;
  • 1908: Илья Ильич Мечников получает Нобелевскую премию за вклад в понимание функционирования иммунной системы ;
  • 1910: Константин Левадити и Карл Ландштейнер демонстрируют, что причиной полиомиелита является фильтрующий вирус;
  • 1911: Под руководством Эмиля Ру создается Институт Пастера в Алжире. Эдмонд и Этьен Сержан создали доктрину, закладывающую основы борьбы с малярией в Северной Африке, и открыли множество методов лечения для борьбы с эндемическими болезнями, поражающими население Алжира и его домашний скот. Таким образом, они участвуют в спасении многих жизней и содействуют развитию Алжира;
  • 1911: Эрнест Фурно создает лабораторию терапевтической химии, из которой будут выпускаться многие лекарства;
  • 1914-1918: исследователи института разработали эффективный боевой газ - хлорпикрин ;
  • 1915: Институт Пастера за всю войну предоставил 6 миллионов доз противостолбнячной сыворотки ;
  • 1917: Феликс д'Эрелль обнаруживает бактериофаг , вирус, который распространяется только внутри бактерий;
  • 1919: Жюль Борде получает Нобелевскую премию за свои открытия в области иммунной системы , особенно в области применения антител и механизмов действия комплемента. В 1909 году он основал Institut Pasteur du Brabant в Брюсселе , который стал Institut Pasteur de Bruxelles ;
  • 1921: Открытие в Институте Пастера в Лилле вакцины против туберкулеза : биллие Кальметта и Герена или БЦЖ ;
  • 1928: Шарль Николь получает Нобелевскую премию за раскрытие тайны передачи тифа , особенно за определение роли вшей в этой передаче;
  • 1932: Жан Лэгре разрабатывает первую вакцину против желтой лихорадки ;
  • 1935 : Жак Трефуэль , Тереза ​​Трефуэль , Федерико Нитти и Даниэль Бове открывают терапевтические свойства сульфонамида ;
  • 1937: Даниэль Бове и Анн-Мари Стауб открывают первые антигистаминные препараты ;
  • 1946: Даниэль Бове обнаруживает первый синтетический недеполяризующий кураре ;
  • 1951: Андре Львофф устанавливает существование провирусов ;
  • 1954: Пьер Лепин разрабатывает одну из первых вакцин против полиомиелита;
  • 1956: Жак Уден открывает аллотипию белков;
  • 1957: Даниэль Бове получает Нобелевскую премию за открытия в области антигистаминных препаратов и синтетических курариантов ;
  • 1960: Франсуа Жакоб , Дэвид Перрен , Кармен Санчес и Жак Моно предлагают концепцию оперона для контроля экспрессии бактериальных генов;
  • 1963: Жак Уден открывает идиотип антител;
  • 1965: Андре Львов , Франсуа Жакоб и Жак Моно получают Нобелевскую премию за открытия в области генетической регуляции синтеза ферментов и вирусов ;
  • 1970: Жан-Пьер Шанжукс выделяет первый рецептор нейромедиатора , ацетилхолина ;
  • 1983 и 1985 годы: Люк Монтанье , Жан-Клод Шерман и Франсуаза Барре-Синусси открывают два вируса ВИЧ, ответственных за СПИД , за которые Люк Монтанье и Франсуаза Барре-Синусси получают Нобелевскую премию по медицине в 2008 году.
  • 1985: Первая человеческая вакцина, полученная с помощью генной инженерии из клеток животных, вакцина против гепатита B, разработана Пьером Тиолле ;
  • 1990-е: Институт Пастера вовлечен в скандал с детьми, инфицированными болезнью Крейтцфельдта-Якоба , в контексте лечения гормоном роста.

Важной ошибкой института будет игнорирование в 1897 году мемуаров Эрнеста Дюшенна об использовании Penicillium glaucum для лечения инфекций. Ранняя эксплуатация этого открытия могла бы спасти миллионы жизней.

Институт открывает новую эру профилактической медицины с разработкой вакцин против туберкулеза , в дифтерии , в столбняк , в желтой лихорадки , от полиомиелита и гепатита . Что касается лечебной медицины, это было в 1911 году , что она взлетела в институте, когда Эрнест Fourneau создал терапевтическую лабораторию химии, которую он руководил до 1944 года, и из которого возник очень много лекарств, среди которых может быть упомянуты Stovarsol первой Мышьяковый терапии пятивалентными , то Prosympal первого адренергический блокирующий альфа - синтез, пипероксан первого антигистаминный препарат , то Dacorène первого активный препарат сердцебиение , то Dilvasène синтез первого препарата с коммерчески используемым мускариновым эффектом, или Flaxedil , первый синтетический curariser . Открытие терапевтических свойств сульфонилмочевины Дж. И Т. Трефулем , Ф. Нитти и Д. Бове в лаборатории Фурно открывает путь к сульфонамидной терапии .

После Второй мировой войны исследователи Пастера в основном сосредоточились на молекулярной биологии . Их успехи были признаны в 1965 году, когда Нобелевская премия была коллективно присуждена Франсуа Жакобу , Жаку Моно и Андре Львоффу за их работу по регулированию вирусов. В 1985 году первая человеческая вакцина, полученная с помощью генной инженерии из клеток животных, вакцина против гепатита B, была разработана Пьером Тиолле и его сотрудниками.

Организация на протяжении веков

В 1960-х годах Институт Пастера находился в сложной финансовой ситуации, которая побудила его запросить субсидии у французского государства в 1965 году. Дефицит, возникший в результате деликатной ситуации, о которой уже сообщил в 1934 году Альфред Лакруа , составлял в 1961 году десять миллионов франков.

Эта поддержка предоставляется при условии, что производственная и маркетинговая деятельность четко отличается от исследований. После первоначального соглашения с лабораторией Роджера Беллона институт в 1972 году создал собственную компанию Institut Pasteur Production (IPP), ныне Sanofi Pasteur. В 1974 г. Санофи приобрела 35% акций IPP; в 1980 г. эта доля стала контрольной.

В Январь 1985 г. , два производственных сектора разделены между Pasteur-Sanofi Diagnostics, которая отвечает за производство диагностических продуктов (биологических реактивов), и Pasteur-Mérieux , для производства вакцин и сывороток. Институт Мерье также становится большинством (51%) в его ассоциации с институтом Пастера.

Институт пастера место где создают вирусы

Структура и органы управления образовательной организацией

Наименование структурного подразделения, должность

Местонахождение структурного подразделения

Положение о структурном подразделении

Руководство и органы управления

Дирекция, директор ФБУН НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера

Академик РАН, д.м.н., профессор, Тотолян Арег Артемович

197101, Санкт-Петербург, ул. Мира, д. 14

Заместитель директора по научной работе

к.м.н. Дедков Владимир Георгиевич

Заместитель директора по инновационной деятельности

д.м.н. Егорова Светлана Александровна

Научная часть, ученый секретарь

Трифонова Галина Федоровна

Заместитель директора по общим вопросам

Данильченко Андрей Ремович

Бухгалтерия, главный бухгалтер

Сорока НАаталья Валерьевна

Планово-экономический отдел, начальник

Бойкова Евгения Владимировна

Юридический отдел, начальник отдела

Врацких Татьяна Витальевна

Отдел кадров, начальник отдела

Чебакова Лариса Владимировна

Отдел государственных закупок и размещения закупок, начальник отдела

Научные подразделения

Лаборатория эпидемиологии инфекционных и неинфекционных заболеваний, заведующая лаб.

д.м.н., профессор Лялина Людмила Владимировна

Лаборатория вирусных гепатитов, заведующая лабораторией

д.м.н., профессор Эсауленко Елена Владимировна

197101, Санкт-Петербург, ул. Мира, д. 16

Лаборатория молекулярной эпидемиологии и эволюционной генетики, заведующий лабораторией

д.б.н., Мокроусов Игорь Владиславович

Лаборатория кишечных инфекций, заведующая лабораторией

д.м.н., Кафтырева Лидия Алексеевна

Лаборатория медицинской бактериологии, заведующая лаб.

д.м.н., Краева Людмила Александровна

Лаборатория зооантропонозных инфекций, заведующий лаб.

д.б.н., профессор, Токаревич Николай Константинович

Лаборатория этиологии и контроля вирусных инфекций, заведующая лабораторией

д.м.н., Бичурина Маина Александровна

Лаборатория экспериментальной вирусологии, заведующая лаб.

д.м.н., Лаврентьева Ирина Николаевна

Лаборатория иммунохимических методов идентификации патогенов, заведующая лабораторией

к.м.н., Сварваль Алёна Владимировна

Испытательный лабораторный центр

д.б.н., Афиногенова Анна Геннадьевна

Лаборатория молекулярной иммунологии, заведующий лаб.

Отдел новых технологий, заведующий отделом

к.х.н., Вербов Вячеслав Николаевич

Лаборатория эпидемиологии и патогенеза ВИЧ-инфекции, заведующий лабораторией

Академик РАН, д.м.н., профессор, Беляков Николай Алексеевич

Лаборатория иммунологии и вирусологии ВИЧ-инфекции, заведующая лабораторией

к.б.н., Останкова Юлия Владимировна

Специализированное структурное образовательное подразделение

Отдел подготовки кадров высшей квалификации, заведующая отделом

Подразделения, осуществляющие лечебную деятельность

Амбулаторно-поликлиническое отделение, Главный врач

к.м.н. Миличкина Анжелика Марсовна

197101, Санкт-Петербург, ул. Большая Монетная,

Научно-вспомогательные подразделения

Научная библиотека, заведующая библиотекой

Семенова Ольга Игоревна

к.м.н. Мурадян Арам Яковлевич

Отдел наукометрии и сопровождения научных проектов

Ерофеева Вера Сергеевна

Виварий, заведующий виварием

Подразделения обеспечения

Служба эксплуатации, главный инженер

Архаров Сергей Анатольевич

Адрес:

© Федеральное бюджетное учреждение науки
«Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Пастера»
Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

При копировании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Бичурина Маина Александровна – заведующая лабораторией, д.м.н., заслуженный врач Российской Федерации

телефон: (812) 233-21-56, каб. 247

Группа полиомиелита и энтеровирусных инфекций:

Романенкова Наталья Ивановна – ведущий научный сотрудник, к.м.н.

Розаева Надежда Рашитовна – старший научный сотрудник, к.м.н.

Канаева Ольга Ильинична – научный сотрудник

телефон: (812), 233-21-56, каб. 211

Клиническая группа:

Кубарь Ольга Иосифовна – ведущий научный сотрудник, д.м.н.

телефон: (812), 233-21-56, каб. 247

Лаборатория респираторных вирусных инфекций (ныне лаборатория этиологии и контроля вирусных инфекций) создана Н.Н. Романенко в 1945 г. Цель ее организации – продолжение прерванной войной работы над изучением гриппа.

Эта работа была начата и успешно проводилась в 30-х гг. А.А. Смородинцевым . С 1956 г. по 1989 г. лабораторией руководила профессор Э.А. Фридман , внесшая большой вклад в разработку отечественных гриппозных вакцин, с 1989 г. лабораторией руководит М.А. Бичурина . Сотрудниками лаборатории были выполнены обширные исследования по проблеме гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций (Н.Н. Романенко, Э.А. Фридман , М.А. Бичурина , Л.Е. Никитина , Л.К. Масленникова, Е.А. Брянцева , Н.Р. Розаева и др.).

Сотрудниками лаборатории традиционно осуществлялся этиологический и эпидемиологический надзор за гриппом, и были выявлены некоторые особенности эпидемического процесса при гриппе и его цикличность. Проводились работы по созданию первой отечественной инактивированной гриппозной хроматографической вакцины, которая выпускалась на предприятии института имени Пастера и широко использовалась для иммунизации взрослых и детей. Разработана технология получения инактивированной гриппозной вакцины на основе культурального сырья (вирусная биомасса накапливалась в клеточной культуре почки теленка). Совместно со Шведским институтом по контролю за инфекциями было изучено формирование иммунитета у привитых инактивированными и живыми гриппозными вакцинами лиц в разных возрастных группах населения.
В лаборатории был разработан антивирусный препарат «вирамид» из сырья морского происхождения (мидии), который обладал профилактическим и лечебным действием в отношении актуальных вирусов гриппа А и В, вирусов простого герпеса 1-го и 2-го типов. В рамках Российско-Индийского соглашения по проблеме «Мировой океан» проводилась совместная оценка антивирусн й активности образцов этого препарата. Проводились клинические испытания химиопрепаратов (Виразол, Рибавирин, Echinacin, Пилорид) для некоторых вирусных и бактериальных инфекций.

​ По приказу министра здравоохранения РФ в 1998 г. на базе лаборатории была создана на функциональной основе Субнациональная лаборатория по диагностике полиомиелита и острых вялых параличей (ОВП), обслуживающая 14 административных территорий с общей численностью населения около 25 млн. человек. Подразделение получило название лаборатории этиологии и контроля вирусных инфекций. Она работает строго в соответствии с методическими рекомендациями ВОЗ, аккредитована как соответствующая требованиям, предъявляемым к лабораториям Сети полиомиелитных лабораторий ВОЗ. Руководителем Субнациональной полиомиелитной лаборатории ВОЗ является М.А. Бичурина , в ней работают ведущий научный сотрудник Н.И. Романенкова , старший научный сотрудник Н.Р. Розаева , научный сотрудник О.И. Канаева .

Целью работы полиомиелитной лаборатории ВОЗ является совершенствование эпидемиологического и вирусологического надзора за полиомиелитом и ОВП, энтеровирусной инфекцией на 14 административных территориях РФ.

В задачи исследований входят:

– слежение за циркуляцией полиовирусов среди населения с помощью вирусологических и молекулярно-генетических методов исследования материала от больных острыми вялыми параличами и контактных лиц, а также от детей из групп риска (дети из семей мигрантов, кочующих групп населения и вынужденных переселенцев, дети из закрытых коллективов и молчащих территорий);

– слежение за циркуляцией полиовирусов в окружающей среде путем исследования проб сточной воды;

– слежение за циркуляцией неполиомиелитных энтеровирусов среди населения и в окружающей среде и определение превалирующих в циркуляции серотипов энтеровирусов;

– молекулярный анализ неполиомиелитных энтеровирусов, которые были выделены из различных источников;

– расшифровка этиологии групповой и вспышечной заболеваемости энтеровирусной инфекцией;

– ежегодное обобщение документации по сертификации 14 территорий Санкт-Петербургского Регионального центра как территорий, свободных от полиомиелита.

С 2002 г. лаборатория работает по Программе элиминации кори и краснухи, являясь Субнациональной лабораторией ВОЗ. Цель работы – совершенствование эпидемиологического и вирусологического надзора за корью и краснухой на 11 территориях Северо-Западного федерального округа с населением 13,5 млн. человек. Руководителем коревой/краснушной лаборатории ВОЗ является доктор медицинских наук М.А. Бичурина , в ней работают ведущий научный сотрудник Н.В. Железнова и старший научный сотрудник А.Ю. Антипова .

В задачи исследования входят:

активное выявление и лабораторное подтверждение всех случаев кори и краснухи на территориях СЗФО на этапе элиминации инфекции; расшифровка этиологии групповой и вспышечной заболеваемости корью и краснухой; ежегодное обобщение документации по кори и краснухе с 11 территорий СЗФО по критериям сертификации территорий.

Для контроля за работой вирусологических лабораторий по проблемам полиомиелита, кори и краснухи сотрудниками лаборатории осуществляются регулярные выезды на прикрепленные территории в соответствии с графиком командировок, утвержденных руководителем Роспотребнадзора.

Лаборатория выполняет гранты ВОЗ и проекты совместно с институтами Международной Сети институтов Пастера. На базе лаборатории неоднократно проводятся обучающие научно-практические семинары для повышения квалификации врачей вирусологов Российской Федерации и Международной Сети институтов Пастера.

В настоящее время лаборатория проводит совместные научные исследования по проблеме «Совершенствование эпидемиологического надзора за корью в Республике Гвинея».

Сотрудники лаборатории являются авторами и соавторами трех монографий, девяти авторских свидетельств и патентов на изобретения, шести аналитических обзоров по тематике полиомиелита, энтеровирусной инфекции, кори и краснухи, научных публикаций в журналах ВАК и других изданиях.

Антибиотикам ищут «сменщиков»

То, что россияне, как никто более в мире, принимают антибиотики «просто для профилактики», известно уже давно. Несмотря ни на какие запреты, эти лекарства по-прежнему можно купить в аптеке без рецепта, да и его получить совсем не сложно. Во время нынешней пандемии эта привычка уже приобрела угрожающий характер: хотя каждый вроде бы понимает, что против вируса антибактериальный препарат бессилен, тем не менее, по данным Всемирной организации здравоохранения, более 70% пациентов с COVID-19 получали антибиотики «на всякий случай».

Результатом стало появление особенно сильных штаммов микроорганизмов – тех же стафилококков и синегнойной палочки, – устойчивых ко всем существующим антибиотикам.

Что в свою очередь превратилось в огромную проблему, прежде всего для больниц: эти бактерии часто поражают пациентов, находящихся в палатах интенсивной терапии.

– При сохранении подобной тенденции борьба с инфекциями в скором времени может стать такой же, какой была до открытия антибиотиков, – утверждает наш собеседник. Артемий Евгеньевич – доктор медицинских наук, в Институте экспериментальной медицины он возглавляет лабораторию функциональной геномики и протеомики микроорганизмов.

– Короткой была эра антибиотикотерапии – и до ста лет не дотянула, если считать с 40-х годов прошлого столетия…

– Массовое применение пенициллина началось где-то в 1943-м, и медики всего мира тогда были уверены, что получили мощное оружие от всех болезнетворных микроорганизмов. Но всего 60 лет спустя, в 2000 году, в Торонто была принята Декларация по борьбе с бактериальной резистентностью, а годом позже ВОЗ опубликовала Глобальную стратегию по сдерживанию устойчивости к противомикробным препаратам.

И основной проблемой современного здравоохранения стали как раз инфекции, распространяющиеся в реанимационных отделениях больниц: риск летального исхода у пациентов с такими поражениями увеличивается в 5 – 7 раз. В условиях нынешней пандемии именно резистентные бактерии, а не ковид зачастую становятся причиной гибели больных.

– Мы в тупике?

– Ну не мы, а антибиотики – скажем так… И надо искать варианты решения.

Летом прошлого года совместно с медуниверситетом имени Мечникова и НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера мы проводили исследование в стационарах, перепрофилированных под коронавирус. В результате обнаружили в этих больницах бактерии, абсолютно устойчивые ко всем антибиотикам, и сейчас изучаем их геном.

Важно понимать, как он меняется в условиях ковидного стационара, где, с одной стороны, мы имеем скопление в ограниченном пространстве большого количества зараженных людей, а с другой – мощное использование антибиотиков. Процесс быстрой эволюции микроорганизмов происходит именно в больничных палатах.

– Кстати, какова средняя продолжительность жизни бактерии?

– Смена поколений происходит у них в течение максимум 20 минут.

– То есть спустя это время бактерия делится на две новые, у которых уже могут быть иные структуры в геноме?

– Получается, накопление мутаций может происходить действительно быстро. Поэтому расшифровка генома в дальнейшем поможет разработать методы прогнозирования эпидемиологически опасных ситуаций.

– Создается впечатление, что человек, «венец природы», постоянно проигрывает микробам.

– Пока все-таки не проиграл… Просто мир микроорганизмов в миллиарды раз многочисленнее: вы же знаете, что даже геном обитающих внутри каждого из нас вирусов, бактерий, грибов, архей в сотни раз превышает количество наших собственных генов. А если вспомнить, что каждые двенадцать лет человечество увеличивается еще на миллиард, то несложно представить, насколько возрастает число вирусов и бактерий, живущих внутри человека. Плюс добавим к этому вирусы внутри самих микроорганизмов…

Тут самое время вспомнить пословицу о том, что враг моего врага может стать моим другом: если антибиотики не помогают, можно попробовать использовать вирусы, способные уничтожать бактерии.

– Бактериофаги?

– Именно. Как известно, вирусы – самая древняя форма жизни на нашей планете, а бактериофаги к тому же и самая многочисленная, существующая на Земле свыше 3 млрд лет. Они присутствуют повсюду в нашем мире – в океане, почве, глубоководных источниках, питьевой воде и в нашей пище. Их размножение происходит только внутри бактерии-хозяина, и важным свойством бактериофагов является их специфичность: фаги могут поражать определенный вид бактерий или даже только избранные штаммы одной бактерии.

Очевидно, что в процессе совместной эволюции бактерии выработали своего рода иммунитет против фагов. Например, бактерия с помощью мутаций может лишиться рецепторов к определенному фагу, чтобы он не смог проникнуть внутрь нее, но и фаги могут вполне успешно и довольно быстро преодолевать иммунитет бактерий за счет точечных мутаций уже у себя.

– Своеобразное противостояние…

– Несомненно, что эти вирусы – инструмент регуляции бактериальной плотности. В свое время активно изучались бактериофаги, которые паразитируют в холерных вибрионах, потому что было доказано, что для человека холера становится опасной, когда там поселяется бактериофаг и начинает продуцировать токсин. Без вируса холерный вибрион не опасен для нас, и, например, в Неве периодически его находят, но никаких заболеваний не фиксируется, поскольку в вибрионах нет бактериофагов.

Это, кстати, типичная схема для патогенных бактерий: та же дифтерийная бактерия – нормальный обитатель слизистых нашего горла, но как только туда приходит специальный бактериофаг, начинается заболевание.

– Так, пока не очень понятно, чью же популяцию в итоге регулируют бактериофаги?

– Они эгоистичны – им важно рассеяться как можно шире, а обитая внутри бактерии, которая способна передаваться от человека к человеку, бактериофаг получает возможность максимального распространения.

Вирусы вообще и бактериофаги в частности могут использовать разные стратегии выживания. Некоторые могут внедряться в организм хозяина, и для них важно длительное сосуществование с ним (например, таков вирус герпеса человека), а есть вирусы, которым важно как можно быстрее охватить максимальное количество организмов – так и возникают эпидемические события, с которыми человечество борется.

Выбор той или иной эволюционной стратегии, судя по всему, определяется самой биологией микроорганизма.

– Зачем же нам бактериофаги, которые способны незаразную бактерию сделать для нас опасной?

– Мы ищем те микроорганизмы, которые способны убивать бактерии, хотя такой функцией, похоже, обладает не самая большая группа бактериофагов. Большинству важно не уничтожить хозяина, а договориться с ним. Но и у тех организмов, что способны подавить бактерию, по всей видимости, есть механизмы регуляции этого процесса: вирусы никогда не ликвидируют популяцию целиком – чтобы использовать этот кормовой ресурс в будущем.

Кстати, при борьбе с опасной бактерией, поразившей организм человека, вовсе не обязательно ставить цель уничтожить всех «врагов» с помощью бактериофага – достаточно, если он лишь снизит концентрацию бактериальных клеток, разрушив ту самую биопленку, с помощью которой инфекция защищает себя от нашей иммунной системы. Именно способность разрушать эту преграду – одно из замечательных свойств бактериофагов.

Вообще история применения бактериальных вирусов в медицине насчитывает уже более ста лет. Сегодня у всех на слуху имя российского микробиолога Николая Гамалеи – институт, носящий его имя, разработал вакцину «Спутник V». Но вообще-то Николай Федорович в 1886 году создал первую в стране, в Одессе, бактериологическую станцию и осуществил вакцинацию людей против бешенства, а с 1912-го по 1928 год он руководил Петербургским (Петроградским) оспопрививательным институтом имени Дженнера. Так вот, по некоторым данным, именно он еще в 90-е годы ХIХ века наблюдал гибель бацилл сибирской язвы – вроде как самих по себе.

Но первая научная публикация о фагах вышла лишь в 1915 году. Ее автор, английский микробиолог Туорт, описал необычное инфекционное поражение стафилококков. Ученый отследил, как некий инфекционный агент свободно проходил через бактериальные фильтры, и выдвинул несколько гипотез, объясняющих это явление. В частности – гипотезу о некоем вирусе, подобном вирусам растений и животных. Однако Туорт ушел на фронт, забросив научную работу, – шла Первая мировая.

Лишь в 1917 году уже канадский бактериолог Д,Эрелль сообщил научному сообществу об открытии вируса, «пожирающего» бактерии: он проводил эксперимент с шигеллами, вызывавшими дизентерию. В дальнейшем он обнаружил фаги стафилококка, холерного вибриона и сальмонеллы.

Ученик Д,Эрелля грузинский микробиолог Георгий Элиава в 1923 году основал в Тбилиси Институт бактериофагов, и в Советском Союзе была сформирована серьезная научная школа. Кстати, рассказывают, что сам Иосиф Сталин подарил канадскому ученому дом в Грузии, чтобы он остался там жить навсегда: с помощью бактериофагов успешно лечили раневые инфекции, и это, видимо, впечатлило Сталина. Но в 1930-е годы, когда ученых стали арестовывать одного за другим, Д,Эрелль быстро вернулся домой.

Тем не менее в Грузии был создан мощный институт – он и сегодня (под названием НИИ бактериофагов, микробиологии и вирусологии) один из лидирующих по этой проблеме в мире. А еще были предприятия по изготовлению препаратов на основе бактериофагов в Уфе, Нижнем Новгороде и Перми.

Одним из самых, пожалуй, масштабных примеров практического применения фагов является их использование во время Великой Отечественной войны: в Ташкентском институте вакцин и сывороток разработали препарат, содержащий 19 видов бактериофагов, в том числе холерный, брюшнотифозный и дифтерийный. В Сталинграде в связи с угрозой эпидемии холеры производство холерного фага было налажено прямо во время битвы!

К сожалению, вместе с Советским Союзом ушла и стройная система изготовления лекарственных препаратов на основе бактериофагов. К тому же все были уверены, что антибиотики решат наши проблемы с инфекциями.

– Но мы ошиблись. Тем не менее бактериофаг, как вы заметили, очень избирателен: универсального, способного убивать все бактерии, быть не может?

– Видимо, не может. Поэтому так важно создавать коллекции фагов и изучать возможности каждого из них. Поскольку бактериофаги «работают» в конкретных микроорганизмах, важно постоянно изучать их и находить полезные в этом смысле для нас.

– Именно поэтому вы участвуете в экспедициях в районы вечной мерзлоты?

– Да, в тамошних отложениях, которые сотни тысяч, а то и миллионы лет находятся в ненарушенном виде, можно отыскать древние бактерии, а внутри них – древние вирусы. Например, в Верхоянском районе Якутии есть Батагайский термокарстовый кратер – он интересен тем, что это одно из самых холодных мест в Северном полушарии. И одновременно – место, где не было каких-то глобальных геологических изменений, и можно после бурения скважины и извлечения кернов получить древние микроорганизмы.

Мы не случайно ищем новые бактериофаги в необычных, экстремальных нишах. Например, в Арктике и Антарктике – колоссальное разнообразие бактерий, сравнимое с разнообразием микроорганизмов в джунглях. И из этого резервуара можно черпать новые разновидности тех же бактериофагов: низкие температуры для них не помеха – суровые условия лишь ускоряют, видимо, их эволюцию.

Поэтому с недавних пор я сам участвую в экспедициях палеонтологов в Якутию. Вот в марте вернулся из очередной поездки: мы смогли получить непрерывный ряд биологических образцов, которые характеризуют почву вместе с бактериями. Правда, нам важно отыскать микроорганизмы, свойственные не для почвы, а для, например, пищевого тракта древних животных: важно понять, как эволюционирует микробиота, которая может вызывать заболевания у животных и человека.

Кстати, в останках организмов в древней мерзлоте мы обнаружили микроб, который обитает и в ковидных стационарах – ацинетобактер, поражающий легкие пациентов, находящихся на искусственной вентиляции. Этот микроорганизм прекрасно чувствует себя и в Арктике, и в Антарктиде, его не уничтожить ни дезинфектором, ни ультрафиолетом, и к антибиотикам он быстро вырабатывает устойчивость. Вот тут-то и найти бы против него бактериофаг!

– Пару лет назад вышел документальный фильм Дениса Бевза «Охотники за мамонтами»: немного странно было видеть, как вы, микробиолог, искренне радовались, обнаружив в якутской пещере фекалии древнего зайца. Это действительно ценная находка?

– Еще какая! До этой экспедиции я занимался изучением палеонтологического материала, работая в лаборатории. Палеонтологи привозили мне из Якутии в больших пакетах, например, останки мамонта или ткани других древних животных, и мы искали в них живые микроорганизмы.

Но от вечной мерзлоты до дверей лаборатории этот палеонтологический материал проделывал длинный путь, из-за чего наши находки были небесспорными. Например, мы нашли у Малоляховского мамонта бактерии, но то, что они древние, убедительных доказательств тогда предоставить не смогли: останки животного, найденные местными охотниками за древностями, сначала волоком тащили по льду в село Казачье, где они долго хранились в погребе одного из местных жителей.

– То есть в останки мамонта вполне могли заселиться современные бактерии?

– Немного странно видеть, как серьезные ученые работают рядом с нелегальными искателями древних ценностей.

– Да, охотники за бивнями мамонтов с помощью специальных водяных помп размывают почву и тем самым разрушают слои вечной мерзлоты, но при этом они находят уникальные для нас экземпляры древней фауны, которые пролежали бы в земле еще тысячи лет.

– Скажем им спасибо вместо наказания?

– Тут есть две точки зрения. Кто-то утверждает, что если мы не можем добыть этот палеонтологический материал, не создавая ущерба, то и не надо ничего трогать – пусть все останется еще лет на двести, пока не появятся достойные технологии. По большому счету нормальные раскопки должны идти вручную – чтобы не повредить мягкие ткани древних находок или костный аппарат. Ведь своими водяными помпами люди полностью разрушают слой мерзлой почвы, в которой находятся ископаемые останки, что делает бессмысленными дальнейшие научные исследования.

Оппоненты возражают: территория Республики Саха – это шесть Франций, район вечной мерзлоты колоссальный, при этом местным жителям работать негде, и они вынуждены заниматься этим трудным и опасным промыслом.

– И ученые решили хоть как-то этим воспользоваться?

– Нам приходится в полевой работе с этим соприкасаться. В Якутске работают несколько сильных палеонтологических групп, и у каждой из них есть свои знакомые среди искателей – если кто-то из местных жителей находит что-то интересное, местное население быстро об этом узнает. Иногда палеонтологи покупают находки, а какие-то кажутся местному населению неинтересными – они могут просто нам их подарить.

В экспедиции 2019 года, о которой снят тот фильм, мы работали в одной из пещер, размытых как раз промысловиками. Получили образцы тканей и фекалий древних грызунов и сейчас ведем поиск бактериофагов, которые вполне могут быть активными против современных антибиотикорезистентных бактерий. Помогают нам в этом коллеги из Марселя – с их помощью мы характеризуем ДНК древних организмов из образцов вечной мерзлоты.

– Коллеги из Марселя? Не слишком ли далеко от зоны вечной мерзлоты?

– Марсельская команда биоинформатиков – одна из сильнейших в мире. К тому же руководит ими Жан Мишель Клавери – известнейший вирусолог, один из первооткрывателей гигантских вирусов, особых микроорганизмов, которые обитают внутри одноклеточных организмов, например амеб.

– Что ж, выходит, по причине фиаско антибиотиков ждем ренессанса бактериофагов?

– Антибиотики пока позиций своих не сдают – что бы кто ни говорил, в борьбе с инфекциями без них пока не обойтись. Но, несомненно, надо искать альтернативные препараты, и тут именно бактериофаги могут прийти на помощь.

Еще в начале 2000-х Гленн Моррис, сотрудник Мэрилендского университета в США, совместно с коллегами из грузинского института начал испытания фаговых препаратов для получения лицензии на их применение. В итоге в 2006 году использование бактериофагов в США было одобрено – в качестве пищевой добавки (спрей для обработки мяса), а в некоторых штатах фаготерапию разрешено применять натуропатам или же в качестве дополнительного метода в комплексном лечении, например ран.

Компьютерные вирусы и вредоносное ПО: факты и часто задаваемые вопросы


Пользователи компьютеров Windows и Mac, смартфонов и планшетов находятся под постоянно растущей угрозой, исходящей от компьютерных вирусов и вредоносных программ. Принятие мер означает понимание того, с чем вы столкнулись. Рассмотрим основные типы вредоносных программ и их последствия.

Краткий обзор

Термин «вредоносное ПО» используется для описания любой вредоносной программы на компьютере или мобильном устройстве. Эти программы устанавливаются без согласия пользователей и могут вызывать ряд неприятных последствий, таких как снижение производительности компьютера, извлечение из системы персональных данных пользователя, удаление данных или даже воздействие на работу аппаратных средств компьютера. Поскольку киберпреступники придумывают все более сложные способы проникновения в системы пользователей, рынок вредоносных программ существенно расширился. Давайте рассмотрим некоторые из наиболее распространенных типов вредоносных программ, которые можно встретить в интернете.


1. Вирусы

Компьютерные вирусы получили свое название за способность «заражать» множество файлов на компьютере. Они распространяются и на другие машины, когда зараженные файлы отправляются по электронной почте или переносятся пользователями на физических носителях, например, на USB-накопителях или (раньше) на дискетах. По данным Национального института стандартов и технологий (NIST) , первый компьютерный вирус под названием «Brain» был написан в 1986 году двумя братьями с целью наказать пиратов, ворующих ПО у компании. Вирус заражал загрузочный сектор дискет и передавался на другие компьютеры через скопированные зараженные дискеты.

2. Черви

В отличие от вирусов, червям для распространения не требуются вмешательства человека: они заражают один компьютер, а затем через компьютерные сети распространяются на другие машины без участия их владельцев. Используя уязвимости сети, например, недостатки в почтовых программах, черви могут отправлять тысячи своих копий и заражать все новые системы, и затем процесс начинается снова. Помимо того, что многие черви просто «съедают» системные ресурсы, снижая тем самым производительность компьютера, большинство из них теперь содержит вредоносные «составляющие», предназначенные для кражи или удаления файлов.

3. Рекламное ПО

Одним из наиболее распространенных типов вредоносных программ является рекламное ПО. Программы автоматически доставляют рекламные объявления на хост-компьютеры. Среди разновидностей Adware - всплывающие рекламные объявления на веб-страницах и реклама, входящая в состав «бесплатного» ПО. Некоторые рекламные программы относительно безвредны, в других используются инструменты отслеживания для сбора информации о вашем местонахождении или истории посещения сайтов и вывода целевых объявлений на экран вашего компьютера. BetaNews сообщил об обнаружении нового типа рекламного ПО, который может отключить антивирусную защиту. Поскольку Adware устанавливается с согласия пользователя, такие программы нельзя назвать вредоносными: обычно они идентифицируются как «потенциально нежелательные программы».

4. Шпионское ПО

Шпионское ПО делает то, что предполагает его название - следит за вашими действиями на компьютере. Оно собирает информацию (например, регистрирует нажатия клавиш на клавиатуре вашего компьютера, отслеживает, какие сайты вы посещаете и даже перехватывает ваши регистрационные данные), которая затем отправляется третьим лицам, как правило, киберпреступникам. Оно также может изменять определенные параметры защиты на вашем компьютере или препятствовать сетевым соединениям. Как пишет TechEye, новые типы шпионских программ позволяют злоумышленникам отслеживать поведение пользователей (естественно, без их согласия) на разных устройствах.

5. Программы-вымогатели

Программы-вымогатели заражают ваш компьютер, затем шифруют конфиденциальные данные, например, личные документы или фотографии, и требуют выкуп за их расшифровку. Если вы отказываетесь платить, данные удаляются. Некоторые типы программ-вымогателей могут полностью заблокировать доступ к вашему компьютеру. Они могут выдавать свои действия за работу правоохранительных органов и обвинить вас в каких-либо противоправных поступках. В июне 2015 года в Центр приёма жалоб на мошенничество в Интернете при ФБР обратились пользователи, сообщившие о финансовых потерях на общую сумму 18 000 000 долларов в результате деятельности вируса-вымогателя CryptoWall.

6. Боты

Боты - это программы, предназначенные для автоматического выполнения определенных операций. Они могут использоваться для легитимных целей, но злоумышленники приспособили их для своих вредоносных целей. Проникнув в компьютер, боты могут заставить его выполнять определенные команды без одобрения или вообще без ведома пользователя. Хакеры могут также пытаться заразить несколько компьютеров одним и тем же ботом, чтобы создать бот-сеть, которая затем будет использоваться для удаленного управления взломанными машинами - красть конфиденциальные данные, следить за действиями жертвы, автоматически распространять спам или запускать разрушительные DDoS-атаки в компьютерных сетях.

7. Руткиты

Руткиты позволяют третьей стороне получать удаленный доступ к компьютеру и управлять им. Эти программы используются IT-специалистами для дистанционного устранения сетевых проблем. Но в руках злоумышленников они превращаются в инструмент мошенничества: проникнув в ваш компьютер, руткиты обеспечивают киберпреступникам возможность получить контроль над ним и похитить ваши данные или установить другие вредоносные программы. Руткиты умеют качественно маскировать свое присутствие в системе, чтобы оставаться незамеченными как можно дольше. Обнаружение такого вредоносного кода требует ручного мониторинга необычного поведения, а также регулярного внесения корректировок в программное обеспечение и операционную систему для исключения потенциальных маршрутов заражения.

8. Троянские программы

Более известные как троянцы, эти программы маскируются под легитимные файлы или ПО. После скачивания и установки они вносят изменения в систему и осуществляют вредоносную деятельность без ведома или согласия жертвы.

9. Баги

Баги - ошибки в фрагментах программного кода - это не тип вредоносного ПО, а именно ошибки, допущенные программистом. Они могут иметь пагубные последствия для вашего компьютера, такие как остановка, сбой или снижение производительности. В то же время баги в системе безопасности - это легкий способ для злоумышленников обойти защиту и заразить вашу машину. Обеспечение более эффективного контроля безопасности на стороне разработчика помогает устранить ошибки, но важно также регулярного проводить программные корректировки, направленные на устранение конкретных багов.

Мифы и факты

Существует ряд распространенных мифов, связанных с компьютерными вирусами:

Между тем, рост количества устройств взаимодействующих друг с другом в Интернете Вещей (IoT), открывает дополнительные интересные возможности: что если зараженный автомобиль съедет с дороги, или зараженная «умная» печь продолжит нагреваться, пока не случится превышение нормальной нагрузки? Вредоносного ПО будущего может сделать такой физический ущерб реальностью.

У пользователей есть ряд неправильных представлений о вредоносных программах: например, многие считают, что признаки заражения всегда заметны и поэтому они смогут определить, что их компьютер заражен. Однако, как правило, вредоносное ПО не оставляет следов, и ваша система не будет показывать каких-либо признаков заражения.

Tweet: Как правило, вредоносное ПО не оставляет следов, и ваша система не будет показывать каких-либо признаков заражения. Твитни это!

Так же не стоит верить, что все сайты с хорошей репутацией безопасны. Они также могут быть взломаны киберпреступниками. А посещение зараженного вредоносным кодом легитимного сайта – еще большая вероятность для пользователя расстаться со своей личной информацией. Именно это, как пишет SecurityWeek, произошло с Всемирным банком. Также многие пользователи считают, что их личные данные - фотографии, документы и файлы - не представляют интереса для создателей вредоносных программ. Киберпреступники же используют общедоступные данные для того, чтобы атаковать отдельных пользователей, или собрать информацию, которая поможет им создать фишинговые письма, чтобы проникнуть во внутренние сети организаций.

Стандартные методы заражения

Конфиденциальные данные, такие как пароли, являются главной целью киберпреступников. Помимо использования вредоносных программ для перехвата паролей в момент их ввода, злоумышленники также могут собирать пароли с веб-сайтов и других компьютеров, которые они взломали. Вот почему так важно использовать уникальный и сложный пароль для каждой учетной записи. Он должен состоять из 15 и более символов, включающих буквы, цифры и специальные символы. Таким образом, если киберпреступникам удастся взломать один аккаунт, они не получат доступ ко всем вашим учетным записям. К сожалению, большинство пользователей имеют очень слабые пароли: вместо того, чтобы придумать труднодоступную комбинацию, они обращаются к standby-паролям типа «123456» или «Password123», которые преступники легко подбирают. Даже контрольные вопросы не всегда могут служить эффективной защитой, потому что многие люди дают один и тот же ответ на вопрос «Ваше любимая еда?», например, если вы находитесь в Соединенных Штатах, то почти наверняка ответ будет - «Пицца».

Признаки заражения

Хотя большинство вредоносных программ не оставляет никаких явных следов, и ваш компьютер работает нормально, иногда все же можно заметить признаки возможного заражения. Самый первый из них - снижение производительности, т.е. процессы происходят медленные, загрузка окон занимает больше времени, в фоновом режиме работают какие-то случайные программы. Еще одним настораживающим признаком может считаться измененных домашних интернет-страниц в вашем браузере или более частое, чем обычно, появление всплывающих объявлений. В некоторых случаях вредоносное ПО даже может влиять на базовые функции компьютера: не открывается Windows, нет подключения к Интернету или доступа к более высокоуровневым функциям управления системой более высокого уровня. Если вы подозреваете, что ваш компьютер может быть заражен, немедленно произведите проверку системы. Если заражение не обнаружено, но вы все еще сомневаетесь, получите второе мнение - запустите альтернативный антивирусный сканер.

Другие полезные статьи и ссылки по теме «Компьютерные вирусы и вредоносное ПО»

Компьютерные вирусы и вредоносное ПО: факты и часто задаваемые вопросы

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.

Читайте также: