Не ожидаем серьёзных побочных эффектов»: директор Института иммунологии

Обновлено: 24.09.2022

В России подходит к завершению вторая стадия клинических испытаний препарата для лечения коронавируса «МИР 19». Об этом в интервью RT рассказал директор Института иммунологии Федерального медико-биологического агентства России Муса Хаитов. По его словам, в ходе первых двух этапов исследования была продемонстрирована безопасность лекарства. Специалисты рассчитывают, что МИР 19 будет предназначен для пациентов всех возрастов. Иммунолог добавил, что сейчас ведётся работа по созданию промышленной технологии производства препарата, чтобы после регистрации он был доступен как можно большему числу россиян.

— В чём заключается механизм действия препарата «МИР 19»? Каковы его основные характеристики?

— «МИР 19» — это уникальный этиотропный противовирусный препарат, который действует непосредственно на вирус SARS-CoV-2, вызывающий COVID-19. Он был создан таким образом, что его активный компонент — это так называемые малые интерферирующие РНК. Поэтому препарат и называется «МИР 19», это аббревиатура. Эта РНК нацелена на определённый консервативный участок генома вируса SARS-CoV-2, который после взаимодействия подвергается определённым модификациям и таким образом эффективно удаляется из инфицированной клетки.

Основные входные ворота инфекции — это верхние дыхательные пути. Вирус размножается в эпителиях верхних и нижних дыхательных путей. Нам нужно подавить его размножение. Поэтому была опробована ингаляция и доказано, что это наиболее эффективный вариант доставки препарата и так он сможет наиболее эффективно реализовывать свою противовирусную активность.

— Почему до сегодняшнего дня в мире не было создано эффективных лекарств против коронавируса?

— Дело в том, что создание лекарственного препарата — очень долгий процесс. Нужно понимать, что на это уходят годы, а может быть, и десятилетия. Прошло чуть больше полутора лет от начала эпидемии. И соответственно, ведущие научные коллективы мира начали разрабатывать препараты против SARS-CoV-2 почти полтора года назад. Поэтому на сегодняшний день на различных этапах разработки во всём мире находится очень большое количество кандидатных препаратов.

С препаратом «МИР 19» нам чуть более чем за полтора года удалось пройти этот очень тяжёлый путь: от идеи о разработке самого препарата до второй фазы клинических исследований. Это стало возможным благодаря колоссальной работе нашего коллектива в институте иммунологии, а также наших партнёров — Санкт-Петербургского института вакцин и сывороток.

— Вы уже опубликовали в международных рецензируемых журналах статью об эффективности вашего препарата? Планируете ли вы ещё какие-то публикации об эффективности, безопасности препарата и о последней стадии испытаний?

— В апреле этого года нами была опубликована статья в журнале Allergy. Это на сегодняшний день ведущий в мире журнал по клинической иммунологии. В нём мы впервые в мире продемонстрировали возможность создания противовирусного препарата против SARS-CoV-2 на основе малых интерферирующих РНК. Конечно же, после завершения второй фазы клинических исследований и регистрации препарата мы будем публиковать данные в серьёзном международном научном издании.

  • Директор Института иммунологии ФМБА России о публикации в международном журнале Allergy

— Есть ли у препарата «МИР 19» аналоги?

— В прошлом интервью RT вы упоминали, что препарат абсолютно безопасен. На сегодняшний день не выявлены какие-то побочные эффекты? Всем ли возрастным группам будет показан препарат?

— Препарат прошёл полный цикл доклинических исследований, где было продемонстрировано, что он безопасен и относится к классу малотоксичных соединений. На основании этого нами было получено разрешение от Минздрава на проведение первой фазы клинических исследований, где проверяется безопасность у здоровых добровольцев. Безопасность препарата подтвердилась.

Сегодня мы проводим вторую фазу клинических испытаний, где будет подтверждена его безопасность уже у пациентов, больных коронавирусом. Учитывая механизм действия препарата и те результаты, которые мы получили во время доклинических исследований и на первой фазе, мы не ожидаем у него каких-либо серьёзных побочных эффектов. Очень хочется надеяться, что он будет доступен как пожилым пациентам, так и самым маленьким детям.

  • Директор Института иммунологии ФМБА России о безопасности препарата «МИР 19»

— Будет ли МИР 19 применяться только для лечения COVID-19? Или он будет способен формировать иммунитет против коронавирусной инфекции, как вакцины?

— Дело в том, что МИР 19 — это лекарственный препарат, то есть он не способен формировать иммунитет, как вакцины. Он может приводить к снижению вирусной нагрузки у человека, заразившегося коронавирусом. Соответственно, человек поправляется значительно быстрее, принимая данный препарат.

— В сентябре вы собираетесь подавать документы в Минздрав для регистрации препарата. Есть ли у вас сейчас проект по производству первых доз препарата, какое количество вы планируете выпустить?

— Сейчас подходит к завершению вторая фаза клинических исследований препарата. После подачи отчёта регулятору мы будем инициировать процедуру регистрации. В первую очередь препарат будет доступен в стационарах, то есть тем пациентам, которым он наиболее нужен. Сейчас очень активно идёт работа по масштабированию, по созданию промышленной технологии, чтобы в дальнейшем препарат, безусловно, был доступен всем слоям населения.

  • Директор Института иммунологии ФМБА России о согласовании препарата с Минздравом

— Есть ли уже запросы на использование препарата «МИР 19» со стороны иностранных государств?

— Да, интерес есть. В частности, ко мне обращались с письмами представители фармацевтических фирм из Японии и Южной Кореи. Планируется экспорт препарата в другие страны. Хотелось бы помочь как можно большему количеству людей, которые могут потенциально заболеть коронавирусом.

Противовирусные лекарства. Что нужно знать

Почему с вирусами нельзя бороться антибиотиками? А чем можно? Почему разработать эффективный противовирусный препарат так сложно? А вакцина — это лекарство? Разбираем популярные вопросы, мифы и сомнения

Вирусы отличаются от бактерий и по строению, и по способу размножения. Одинаковые препараты не применяются для тех и других.

Самым эффективным средством против вирусов остается наш собственный иммунитет, но если он ослаблен — могут быть назначены препараты, подавляющие вирусную нагрузку.

Созданию эффективных препаратов мешают изменчивость вирусов и их способность захватывать наши собственные клетки.

Вакцина — не лекарство, а скорее "обучающий курс" для нашего собственного иммунитета. В идеале вакцина лучше, но для некоторых болезней ее нет — а вот лекарства есть.

Почему вирус нельзя убить антибиотиком?

Антибиотики часто выписывают при инфекционных заболеваниях. Из-за этого может сложиться представление, что их нужно пить при любых инфекциях. На самом деле они действуют только против бактерий. Хотя у бактериальных и вирусных болезней симптомы часто похожи (жар, насморк, кашель, слабость), у их возбудителей разная природа. Они отличаются и по строению, и по способу выживания.

Бактерии — одноклеточные организмы, которые размножаются примерно так же, как и человеческие клетки. Антибиотик может нарушить целостность бактериальной клетки (например, вмешаться в процесс формирования клеточной стенки) или сбить механизм её размножения. Важный момент: препарат должен действовать именно на чужеродные клетки, не затрагивая наши.

Вирусы устроены иначе. У них нет собственной клетки, они живут и размножаются за счет чужих — захватывая их и используя как фабрики по производству своих копий. Созревшие вирусные частицы вырываются наружу, разрушая клетку и заражая ее соседей. Но антибиотик, заточенный под взаимодействие с бактериальной клеткой, не причинит вреда ни отдельной вирусной частице, ни уже зараженной ею человеческой клетке.

Как тогда с ним бороться?

Обычно с этим справляется сам организм, и помощь ему не требуется. Но бывает, что иммунитет ослаблен, и болезнь изначально развивается по тяжелому сценарию — либо вирус умеет обходить защиту (например, поражает сами иммунные клетки, как это делает ВИЧ). Тогда врачи назначают препараты, которые действуют непосредственно на вирусные частицы.

Часть препаратов, попадая в кровь, связываются с белками на поверхности вируса, которые он использует для прикрепления к клетке, и блокируют их. Если вирус уже попал в клетку, можно попытаться нарушить механизм его размножения. В этом случае используют вещества, близкие по структуре к фрагментам вирусного генетического кода (нуклеотидам). Когда они проникают в зараженную клетку, то заменяют собой нормальные части вирусной ДНК, из-за чего ему не удается создавать свои копии.

Как разрабатывают противовирусные препараты?

Чтобы создать работающее лекарство, ученым нужно изучить вирус — его строение, принцип заражения, химические процессы, которые его сопровождают. Препарату всегда нужна мишень, на которую он будет действовать. Например, у вирусов гриппа такими мишенями служат белки гемагглютинин, нейраминидаза (на них указывают буквы H и N в названиях штаммов) и M2. Каждая группа препаратов действует только на один тип белков — точнее, даже на их составные части.

Вещества, которые ученые сочли перспективными, сначала тестируются in vitro — в пробирке, на культуре клеток. Но даже если результаты показали, что концентрация вирусной ДНК снижается, результаты могут не подтвердиться в живых организмах. Вещество может плохо всасываться в кровь или изменять свою структуру, попадая в желудок или кровь. Точно установить причины плохих результатов в клинических испытаниях не всегда удается.

Почему эффективных препаратов так мало?

За 60 лет регулирующие органы разных стран одобрили несколько десятков препаратов, но лишь против 5% всех известных человеческих вирусов. Это вирусы гриппа, ветряной оспы, папилломы человека, герпеса, респираторно-синцитиальный вирус, вирусы гепатита С и B, а также ВИЧ. Но и среди них большинство не способны полностью изгнать вирус из организма, а могут только остановить или затормозить его распространение.

Одна из сложностей в том, что вирусы очень быстро размножаются и мутируют. Фармакологи могут долго подбирать соединение, которое свяжется с вирусным белком определенной структуры, — но в ходе мутации его структура может измениться, и вирус приобретет устойчивость к препарату. Именно это произошло с первыми лекарствами от вируса гриппа, которые были заточены под белок M2. Оказалось, что ген, который кодирует этот белок, склонен к частым мутациям. Сейчас эти препараты не рекомендуют применять без поддержки других.

У некоторых вирусов (например, того же гриппа) отдельные частицы имеют очень разные форму и размеры, с разным числом белков на поверхности. Молекулы препарата могут не закрепиться на мелких или нестандартных частицах, и они все равно найдут способ проникнуть в клетки и заразить их. Эффект от лечения будет, но хуже ожидаемого.

Некоторые вирусы трудно "выкурить" из захваченных ими клеток. Например, ВИЧ проникает в Т-лимфоциты — иммунные клетки, благодаря которым организм защищает себя от инфекций. Вирус встраивается в их геном, и в результате клетки производят уже зараженные копии самих себя. Сегодня антивирусные препараты могут блокировать воспроизведение генома вируса, мешать ему встраиваться в ДНК клеток, предотвращают сборку новых копий — но достать его внутри клеток они не могут.

Чем лекарство отличается от вакцины? Что лучше?

Вакцина стимулирует выработку собственного иммунитета у человека: знакомит иммунную систему с вирусом, а дальше сама вырабатывает защиту — антитела и клетки-киллеры, которые в будущем могут дать отпор настоящему вирусу. При этом вирус в вакцине может быть как живым, но ослабленным, так и мертвым. А в ряде случаев используют только белки этого вируса.

Антитела, в отличие от препаратов, вырабатываются естественным путем. Это белковые молекулы, которые подходят к вирусным белкам, как ключ к замочной скважине. В каком-то смысле можно сказать, что организму виднее, как именно ему бороться с инфекцией. Он сам распознает патоген, сам запускает защитную реакцию — и все это происходит быстрее, чем мы поймем, что заражены.

Но в некоторых случаях вакцину оказывается разработать сложнее, чем лекарство. Например, вакцины от ВИЧ до сих пор нет, а вот существующие препараты (если их начать принимать как можно раньше и делать это регулярно) позволяют вести полноценную жизнь. Также пока нет и вакцины от гепатита С — зато современные препараты позволяют изгнать вирус из организма почти в 100% случаев.

Есть ли лекарства от COVID-19 и насколько они эффективны?

ВОЗ призывает обеспечить доступ к новым лекарствам и вакцинам против COVID-19

Есть ли средства лечения COVID-19, насколько они эффективны и безопасны и всем ли они доступны? На эти и другие вопросы дает ответы эксперт из Европейского регионального бюро ВОЗ Дина Пфайфер.

Что такое средства лечения, и какую роль они играют в борьбе с COVID-19?

Они применяются для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией и выполняют две функции.
Некоторые препараты предназначены для облегчения симптомов болезни, таких как кашель, высокая температура, головная боль, у людей с тяжелой формой COVID-19.

Другие препараты, такие как противовирусные средства, предназначены для применения на ранних стадиях болезни в целях предотвращения размножения вируса и, таким образом, предотвращения развития более тяжелой формы болезни у людей из групп риска. При своевременном применении такие средства лечения способны снизить потребность в госпитализации и тем самым уменьшить нагрузку на системы здравоохранения.

Насколько безопасны и эффективны средства лечения для пациентов с COVID-19?

Все новые лекарственные препараты перед сертификацией проходят тщательное тестирование на безопасность и эффективность посредством клинических испытаний. В настоящее время проводятся многочисленные рандомизированные исследования действия этих препаратов в относительно небольших группах лиц на протяжении определенного периода времени, и после этого они, возможно, будут одобрены для более широкого применения. Результаты таких исследований в дальнейшем будут определять наши рекомендации о том, когда и как следует применять эти лекарства. Мониторинг безопасности новых лекарств продолжается и после того, как их сертифицируют регулирующие органы в странах, что позволяет выявлять любые редкие побочные эффекты.

Как ВОЗ вырабатывает свои рекомендации относительно средств лечения?

Группа по разработке руководств ВОЗ, в которую входят эксперты глобального уровня, практикующие специалисты и представители пациентов, регулярно анализирует данные международных клинических испытаний. На основании этого она дает рекомендациями по применению средств лечения для пациентов с COVID-19 любой степени тяжести. Перед публикацией эти рекомендации коллегиально оценивает еще одна группа клинических специалистов и специальный Комитет ВОЗ по обзору рекомендаций.

Какие основные типы средств лечения существуют в настоящее время и как они действуют?

Для лечения COVID-19 применяются несколько групп терапевтических средств.

Блокираторы рецепторов IL-6 и ингибиторы янус-киназы – это моноклональные антитела (т.е. одинаковые молекулы антител, произведенные в лаборатории), которые используются для контроля воспалительных процессов, являющихся реакцией организма на инфекцию у пациентов в тяжелом или критическом состоянии; они вводятся вместе с кортикостероидами.

Противовирусные препараты – это лекарства, которые помогают остановить размножение вируса; для достижения максимальной эффективности их следует применять при появлении первых симптомов и подтверждении диагноза, т.е. в течение первых 5 дней. Они применяются в первую очередь для лечения людей, которым угрожает повышенный риск тяжелого течения болезни – например, пациентов с определенными хроническими заболеваниями.

Наконец, существуют моноклональные антитела к вирусу, которые прикрепляются к вирусу и делают его легко узнаваемым для иммунной системы, тем самым помогая нейтрализовать его. Они применяются в течение первых пяти дней после появления симптомов для лечения пациентов из групп риска, особенно тех, для кого вакцинация может быть неэффективна/невозможна в связи с имеющимися заболеваниями или эффектом лечения этих заболеваний.

Какие средства лечения доступны в настоящее время?

Некоторые средства лечения были доступны еще до пандемии и применялись для лечения других заболеваний, например, кортикостероиды и блокаторы рецепторов IL-6. Моноклональные антитела к вирусу появились в 2020 году и на данный момент сертифицированы для использования в ряде стран. Многие из имеющихся средств лечения предназначены для определенных групп пациентов и часто используются в соответствии с особыми протоколами контроля, в целях сбора информации об их безопасности и эффективности, особенно с точки зрения взаимодействия с другими препаратами или возможности для формирования у вируса лекарственной устойчивости.

Эффективны ли средства лечения против варианта омикрон?

Некоторые моноклональные противовирусные антитела менее эффективны против варианта омикрон, поскольку они первоначально создавались для противодействия более ранним вариантам вируса.

Противовирусные препараты, скорее всего, будут эффективны и против варианта омикрон, хотя при этом крайне важно вести мониторинг их эффективности. Противовоспалительные препараты в равной степени эффективны при тяжелых случаях заболевания, вызванных как вариантом омикрон, так и другими вариантами вируса.

Могут ли противовирусные препараты использоваться как альтернатива вакцинам?

Нет, профилактика всегда лучше лечения. Даже самые безопасные и эффективные противовирусные препараты не могут стать альтернативой вакцинам. Одобренные ВОЗ вакцины защитят большинство людей от тяжелой формы заболевания и летального исхода. Лекарства нужны для лечения больных, но при этом лучше вообще избежать болезни и связанных с ней рисков тяжелого состояния и возможных долгосрочных последствий для здоровья.


Способны ли противовирусные препараты помочь положить конец пандемии?

Противовирусные препараты – это один из имеющихся в нашем распоряжении инструментов для борьбы с вирусом SARS-Cov-2 и снижения бремени COVID-19 для сообществ и для систем здравоохранения. Тем не менее, основной способ предотвращения тяжелой формы заболевания – это вакцинация. Как и в случае с вакцинами, очень важно обеспечить справедливое распределение лекарственных средств, чтоб все страны могли иметь возможность применять их.

Где лучше всего искать более подробную информацию о средствах лечения?

Важно пользоваться информацией из надежных источников, таких как ВОЗ, обладающих необходимыми знаниями, опытом и новейшими данными относительно безопасности и эффективности тех или иных средств лечения.

Елена Волчкова: «Ученые разрабатывают лекарства, действующие на опережение при гриппе»

лекарства 1.jpg

Каждый раз, когда вирус гриппа попадает в организм человека, в наших клетках начинается небывалая гонка на выживание. Звенья нашего иммунитета как хорошие музыканты в слаженном военном оркестре. Единственный выход для вируса занять плацдарм –выставить своих солдат раньше, чем музыканты сыграют побудку для солдат-защитников. Вирус гриппа начинает размножаться с невероятной скоростью, захватывая все, что попадется на пути. Последствия бурной экспансии могут быть трагичными. Сейчас ученые уже научились создавать лекарства против гриппа, которые работают быстрее, чем вирус. Для этого понадобилось взять в союзники ферменты нашего организма,– говорит Елена Волчкова, заведующая кафедрой инфекционных болезней Первого МГМУ имени И.М. Сеченова.

– Елена Васильевна, сейчас для лечения COVID-19 пытаются применять некоторые препараты, которые обычно используют при гриппе. Почему?
– Видимо, исходят из общности строения SARS-Cov-2 и вируса гриппа. Оба они относятся к РНК-содержащим вирусам: их генетический материал представлен не ДНК, а рибонуклеиновой кислотой. Механизмы воспроизводства этих вирусов имеют общие моменты.

– Против вируса гриппа действие большинства этих лекарств не доказано.Так?
– За исключением единичных случаев, их прямое противовирусное действие подвергается сомнению.

– В чем сложность? Почему так трудно создавать противовирусные лекарства? Существует же немало эффективных антибиотиков.
– С бактериями проще работать. Бактерия – одноклеточный организм. Достаточно найти препарат, который, действуя на этот организм, будет нарушать целостность бактериальной клетки или блокировать механизм ее размножения. Можно взять бактериальную культуру, посеять ее на чашку Петри, добавить препарат и сразу увидеть, ограничивает он рост этой культуры или нет. С вирусами другая история. У них нет собственной клетки. Они захватывают клетки организма хозяина, используя их для производства своих копий. Новые вирусы выходят из клетки хозяина, разрушая ее и заражая соседние клетки. Как правило, это происходит очень быстро.

– Противовирусный препарат не может быть направлен против клеток?
– Это исключено. Ведь это будут клетки хозяина. Их нельзя разрушать. Приходится искать особые точки приложения препарата. Например, можно найти вещество, блокирующее белки на поверхности вируса, с помощью которых он прикрепляется к клетке хозяина, чтобы в нее попасть. Можно бороться с вирусом в самой клетке – попытаться нарушить механизм его размножения. Все это требует тщательного изучения процессов, сопровождающих репликацию вируса.

– Создатели противовирусных лекарств должны научиться вмешиваться в процессы, которые осуществляет сама природа?
– Это очень трудно сделать. Предположим, вы создали препарат, который прекрасно работает in vitro. Но попав в живой организм, он может быть инактивирован разными факторами. Например, его действующее вещество может изменить свою структуру или активность под влиянием присутствующих в организме ферментов. Или могут проявиться эффекты, которые нежелательны. Именно поэтому важны клинические испытания.

– В народном сознании лечение гриппа прочно связано с иммуномодуляторами. Они тоже, казалось бы, используют природные механизмы. Но доказательств их эффективности нет…
– Начнем с того, что самым сильным иммуномодулятором является сам вирус гриппа. При попадании в организм человека он сразу же вызывает выброс интерферона. В частности, интерферона гамма, который является универсальным регулятором, дирижером, запускающим иммунный ответ. У человека уже в первые часы после заражения вырабатывается большое количество собственных защитных веществ с биологическим эффектом. Чтобы выжить, вирус гриппа стремится опередить этот ответ. У него невероятная скорость размножения – он старается захватить плацдарм как можно быстрее. Вспомните, как вы болели гриппом. Вы только что были здоровы, через полчаса у вас запершило в горле, через час у вас начала болеть голова, через полтора часа поднялась температура, через три появился сухой кашель. Борьба с вирусом может быть эффективна только в первые сутки после начала заболевания. Максимум вторые. Когда вирус размножится, уже мало что можно сделать. Разве что бороться с последствиями.

– Считается, что вирус гриппа отличается от нового коронавируса именно своим быстродействием.
– В отличие от SARS-Cov-2, действующего на ферменты АПФ, которые он должен еще достать в разных органах, вирус гриппа проникает через клетки дыхательного эпителия. Эпителий дыхательного тракта – совсем тонкий слой клеток. Как только эти клетки будут снесены вирусом, могут открыться грандиозные ворота для инфекции. Поэтому противогриппозный препарат, чтобы быть эффективным, должен действовать в течение одного-двух дней. Но иммуномодуляторы разворачивают свое действие позже, через 24-48 часов. Что, согласитесь, в данном случае не очень-то эффективно.

– То, что иммуномодуляторы стимулируют иммунитет, не может повредить? Мы все теперь хорошо знаем, какими бывают последствия цитокинового шторма.
– Цитокиновая буря, связанная с избыточным ответом организма на возбудитель, – яркая иллюстрация того, что в данном случае стимуляция иммунитета опасна и непредсказуема по своим последствиям.

– Получается, что иммуномодуляторы – тупиковая ветвь создания препаратов против гриппа?
– Не совсем тупиковая. Возможно, в дальнейшем, когда у нас будут более тонкие подходы к оценке иммунного ответа, эти препараты займут свое место в лечении гриппа. Но пока мы часто назначаем их вслепую, не зная, как они подействуют конкретно на каждого человека. Это небезопасно.

– Другой подход – воздействовать на сам вирус. Здесь есть подвижки?
– Для этого пытаются использовать работу самого организма, в который внедряется вирус. Наиболее перспективной сейчас считается концепция создания prodrug, про-лекарств. Исследователи ищут такие вещества, которые работают в организме не сами по себе, а активируются под воздействием происходящих в нем процессов.

– То есть, ищут вещества-союзники?
– Именно. Это не новый подход. Например, созданный в 1909 году первый синтетический препарат для лечения сифилиса сальварсан действовал против бактерий не сам по себе, а в активной форме, которую приобретал, метаболизируясь в организме. Сегодня не менее 10 процентов лекарств, присутствующих на рынке, относятся к про-лекарствам. Самые распространенные из них – антилипидные лекарства, химио- и иммунопрепараты. Их отличительной особенностью является более направленное действие.

– Как можно использовать концепцию prodrug в создании препаратов против гриппа?
– Ученые давно думают над этим. Сначала prodrug научились использовать, чтобы подавить один из ферментов внешней оболочки вируса гриппа – нейраминидазу. Активность этого фермента помогает вирусным частицам проникать через секреты слизистых, а также высвобождать из клеток образовавшиеся в процессе репликации новые вирусные частицы. Исследователи рассуждали так: если вирус не сможет выходить из клеток после репликации, он перестанет размножаться. Чтобы блокировать нейраминидазу, создали несколько препаратов, в которых содержатся не сами подавляющие этот фермент вещества, а их предшественники. После приема лекарства вещество-предшественник всасывается в желудочно-кишечном тракте, метаболизируется в кишечнике и печени, превращаясь в ингибитор нейраминидазы, и за несколько десятков минут разносится с потоком крови по организму. Ингибитор довольно быстро начинает работать против распространения вируса гриппа.

– Однако вирус продолжает размножаться в клетке…
– Исследования препаратов, способных блокировать процесс репликации вируса гриппа в клетке, тоже ведутся. Например, был создан препарат, блокирующий РНК-полимеразу, необходимую для синтеза РНК вируса гриппа в клетке. К сожалению, у него выявили неприятный побочный эффект, и это лекарство не получило серьезного применения в терапии гриппа. Авторы одной из последних разработок, балоксавира, который сейчас применяется во многих странах и является пока единственным в своем классе, пошли по другому пути. Они решили блокировать фермент эндонуклеазу, участвующую в синтезе матричной РНК. Матричная РНК кодирует транскрипцию генов вируса в клетке. При этом ингибитор эндонуклеазы сам по себе не содержится в препарате, а высвобождается, когда действующее вещество метаболизируется в организме – в клетках крови, печени, кишечника. Такого механизма действия лекарства от гриппа мы еще не видели. Балоксавир с током крови быстро разносится по организму, проникает в клетки и ставит «заглушку» на синтез матричной РНК вируса гриппа. Транскрипция генов вируса в клетке останавливается. Все это происходит достаточно быстро. Исследования показали, что после приема всего одной дозы вирус перестает выделяться из организма в течение 24 часов, а облегчение симптомов приходит после двух суток.

– То есть, появляется возможность опередить вирус гриппа, который торопится захватить организм прежде, чем сработает иммунный ответ?
– В лечении гриппа это очень важно. При гриппе самые серьезные поражения возникают в первые сутки и даже часы после проникновения вируса. Чем быстрее вирус размножается и поражает слизистые верхнего дыхательного тракта, тем шире ворота для бактериальных инфекций и различных патологических процессов. Если мы на раннем этапе, сразу же при попадании в клетку, прервем его размножение, то сможем избежать многих трагедий. Это особенно важно для уязвимых больных из группы риска. Возможность быстрого избавления от вируса гриппа позволяет в разы снизить вероятность осложнений и приема антибиотиков. А это не только выздоровление самого пациента, но и облегчение труда медицинских работников.

– Новая вакцина от коронавируса, которую на днях начали использовать в США, тоже создана на основе матричной РНК. Это совпадение или знак времени?
– Думаю, это знак того, что, продолжая исследования способов борьбы с заболеваниями, мы постепенно доходим до самой сути, спускаемся к самым тонким механизмам жизни вирусов. И учимся преодолевать серьезные вызовы, которые бросает нам не только COVID-19, но и сезонный грипп. К сожалению, грипп каждый год приходит в человеческую популяцию и собирает смертельную жатву. Только полноценное использование профилактических мер, вакцинации и лечение в первые 48 часов противовирусными препаратами способно изменить неприятную статистику.

– Что происходит с гриппом в этом сезоне, кстати?
– В этом году была необычная осень – теплая, затяжная. Ограничительные меры тоже сыграли свою роль. Скорее всего, подъема заболеваемости гриппом можно будет ожидать в январе-феврале. Немного подождем – и увидим.

Когда найдут лекарство от вирусов

Молнупиравир — это новое противовирусное лекарство для лечения COVID-19. Вот что известно на данный момент.


Весной 2020 года ученые всего мира забрасывали в чашки Петри все, что у них было в морозильных камерах, вместе с клетками человека и SARS-CoV-2, вирусом, вызывающим COVID-19. Целью было найти агенты, способные защитить клетки от этого нового вируса, и многие препараты были признаны действенными в этих экспериментах in vitro - среди них гидроксихлорохин, ивермектин и некоторые противовирусные препараты против ВИЧ. Но защита клеток в чашке Петри обычно не гарантирует клинической эффективности у пациентов. Многие из многообещающих препаратов, испытанных in vitro, потерпели неудачу или продемонстрировали неубедительные результаты в клинических испытаниях, некоторые все еще находятся в стадии исследования.

Одним из препаратов, который оказался эффективным в плане выздоровления пациентов с COVID-19, является противовирусное средство под названием ремдезивир. Впервые описанный в 2016 году, ремдезивир показался перспективным лекарством против Эболы, MERS-CoV и SARS-CoV-1 по результатам лабораторных исследований, а затем было обнаружено, что он также способен противостоять SARS-CoV-2. COVID-19 стал первым показанием к применению ремдезивира, одобренным Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в октябре 2020 года. Однако ремдезивир рекомендован только для лечения пациентов, госпитализированных с тяжелой формой COVID-19. Таким образом для пациентов с легким и среднетяжелым течением заболевания COVID-19 в качестве варианта лечения остается только внутривенное вливание моноклональных антител.

Самым новым препаратом, вступившим в гонку лекарственных средств против COVID-19, является еще один противовирусный препарат - молнупиравир. По принципу действия молнупиравир схож с ремдезивиром. Оба препарата ингибируют вирусную РНК-полимеразу, тем самым блокируя способность вируса к самовоспроизведению. Первоначально препарат исследовался для лечения гриппа, но в начале пандемии он был испытан в отношении SARS-CoV-2 и, как и ремдезивир, продемонстрировал способность препятствовать развитию SARS-CoV-2 in vitro.

В клиническом испытании фазы 1 на здоровых добровольцах молнупиравир хорошо переносился и не вызывал каких-либо серьезных побочных явлений, что побудило к проведению испытания 2й фазы на пациентах с COVID-19. Было обнаружено, что молнупиравир снижает инфицированность вирусом и ускоряет время элиминации SARS-CoV-2 у амбулаторных пациентов с COVID-19. Однако это исследование не было предназначено для оценки клинических исходов, таких как госпитализация и смерть.

Компания Merck недавно выпустила пресс-релиз о результатах 3-й фазы - рандомизированного исследования, в котором речь идёт о том, что молнупиравир был настолько эффективен у пациентов с COVID-19 в условиях амбулаторного лечения, что они досрочно прекратили исследование (т.к. продолжать давать пациентам плацебо было неэтично). Хотя мы не можем ознакомиться с первичными данными и оценить методы исследования, компания Merck утверждает, что молнупиравир снизил риск госпитализации примерно наполовину для пациентов с легкой и средней степенью тяжести COVID-19, имеющих хотя бы один фактор риска тяжелого течения заболевания. Кроме того, в то время как восемь пациентов в группе плацебо умерли, ни один пациент, получавший молнупиравир, не умер за период исследования. На 30 ноября в Управлении по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) запланировано обсуждение вопроса о том, следует ли предоставить молнупиравиру разрешение на получение разрешения на его использование в экстренном порядке.

Данные результаты обнадеживают. Молнупиравир — это таблетка для приема внутрь, принимаемая дважды в день в течение пяти дней, которая будет дешевле и проще в применении, чем лечение с использованием моноклональных антител — единственный доступный в настоящее время вариант для пациентов с легкой и средней степенью тяжести COVID-19 с высоким риском развития тяжелой формы.

Наконец, молнупиравир также проходит испытания в качестве постконтактной профилактики, чтобы оценить, может ли он остановить распространение COVID-19 в быту. Если он окажется эффективным для предотвращения тяжелого течения заболевания у ближайших контактов, он может стать еще одним инструментом защиты наиболее уязвимых групп населения, подверженных высокому риску.

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.

Читайте также: