За пределами нормы. Интервью с заведующим реанимацией Д. Ф. Даниловым

Обновлено: 02.10.2022

«ВТОРАЯ ВОЛНА ПАНДЕМИИ», «ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ», «НАСЛОЕНИЕ ОДНОГО ВИРУСА НА ДРУГОЙ» - ЧТО СТОИТ ЗА ЭТИМИ ФРАЗАМИ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИМИСЯ В ЗАГОЛОВКАХ КОВИД-НОВОСТЕЙ?

Реальную картину знают только практики, работающие на передовой, в «красной зоне», и это длится уже более полугода. Осенью они лечат и спасают жизни в режиме перегрузки. Количество госпитализированных в больницы неуклонно растёт. Примером может служить инфекционный госпиталь, который с апреля работает на базе Владивостокской клинической больницы № 4. За полгода через стационар прошло более 4,5 тысяч пациентов, более 350-ти - через отделение реанимации. В течение последнего времени в очень тяжёлом состоянии находится в среднем 25 человек.

О буднях реанимационного отделения госпиталя рассказал его заведующий, врач высшей категории Дмитрий ДАНИЛОВ.

ИНТЕРЕСНАЯ ПРОФЕССИЯ

- Дмитрий Фёдорович, врач-реаниматолог - для вас это призвание с детства?

- Ещё ребёнком во дворе я наблюдал, как к дому подъезжает машина скорой помощи, и оттуда выходят красивые люди в белых халатах. Это чисто детское абстрактное впечатление, но у меня почему-то сложилось мнение, что доктор - очень интересная профессия. После школы некоторое время я колебался с выбором, думал, кем лучше стать - врачом или морским капитаном? Потом решил, что можно и доком в моря ходить, поэтому отправился поступать в медицинский институт. Зачислен был только со второй попытки, а свободный год отработал санитаром на скорой помощи.

— Это не отбило желания идти в медицину?

- Я ещё больше утвердился в мысли, что мне нравится эта профессия. На «скорой» - особая специфика работы, много разных случаев, много экстренных, и нужно уметь быстро принимать решение. После окончания института, интернатуры, я пять лет проработал на скорой помощи реаниматологом. Было время, когда экстренная службы была отделением «тысячекоечной» больницы, и реаниматологи «скорой» объединялись со стационарными врачами. Работа сопровождалась преемственностью. И здесь, в ВКБ 4, я пришёл к своей цели, пройдя путь от санитара скорой до заведующего отделением реанимации.

ДЕЛО НЕ В ЧУДЕ?

- Ко дню сегодняшнему. Чем для вас стало время коронавируса?

- За несколько месяцев работы к нам пришло более ясное и глубокое понимание происходящего. Исторически так сложилось, что «Дальзаводская» больница всегда специализировалась на сложных пациентах. Пациенты, в принципе, остались те же самые, с той же хроникой и патологией - соматической, хирургической и т.д. Только добавилась ещё тяжёлая вирусная пневмония, которая усугубляет течение основного заболевания.

Конечно, поначалу было много неясного, мы погрузились в новую реальность, оттачивая каждое действие по оказанию помощи пациентам. А сегодня уже воспринимаем работу с тяжёлых СИЗах как само собой разумеющееся. Для меня пандемия - особые условия борьбы с опасной инфекцией. Раньше ни с чем подобным и в таких масштабах мы не сталкивались. Холеру и чуму изучали только по учебникам. Радует, что научились правильно работать. И если это война (хотя я так не считаю), думаю, что мы победим.

- Осенью эпидситуация резко ухудшилась. У вас в целом в госпитале превышен лимит пациентов. А что касается реанимационного отделения?

- Количество тяжёлых больных увеличивается. Сегодня (29 октября) в реанимации находится 25 человек. Поступает много людей, которым требуется лечить серьёзные недуги, одновременно их состояние осложняется коронавирусом. Мы вынуждены оказывать им двойную помощь. Допустим, есть пациенты в критическом состоянии, которые нуждаются в заместительной почечной терапии, с инсультами, инфарктами, тромбозами, с нарушениями системы свёртывания крови. К сожалению, выздоравливают не все. И к счастью, большинство выписывается. В целом, по больнице много тяжёлых пневмоний, около половины пациентов в том или ином виде получают кислородную поддержку.


- Каковы критерии тяжёлой пневмонии?

- Более 50% поражения лёгких. Коварность вируса в том, что прогресс может идти быстрыми темпами. К примеру, с утра у поступающего пациента КТ показывает 30% поражения лёгких, а через день - уже 70%. Привезли человека в средней степени тяжести, а через несколько часов она перешла в тяжёлую или крайне тяжёлую форму. Все, кто лежит в реанимации, нуждается в дополнительной инвазивной или неинвазивной вентиляции лёгких. Случается, что ИВЛ полностью «дышит» за человека.

- Мне рассказывали ваши коллеги, что выздоравливали пациенты с тотальным поражением лёгких. Как это объяснить?

- Сразу вспомнилась 70-летняя пациентка, она находилась в реанимации на ИВЛ целый месяц, в итоге её выписали домой. И таких случаев немало. Думаю, что причина не каком-то чуде, а в правильно выбранной тактике лечения.

Но учите, как это сложно для каждого человека находится в реанимации - физически и психологически. Стараемся подбодрить, дать надежду каждому, хорошо, когда выходят на связь родственники, близкие. Кто-то выживает, кто-то погибает. Наука эту инфекцию будет изучать не один год, и уже потом будут сделаны какие-то окончательные выводы.

НЕ СРЫВАЙТЕ МАСКИ!

- Правда, что в реанимации лежат в основном очень пожилые люди? И как сумели заразиться, ведь многие из дома не выходили?

- Действительно, в экстренной помощи нуждаются в основном пенсионеры. Как заразились? Многие вернулись с дач, и походили по общественным местам. К некоторым коронавирус передался через близких родственников, любимых детей и внуков, которые не соблюдают санитарных правил и приходят навещать бабушек и дедушек. Молодые люди могут болеть бессимптомно. А в возрасте заболевание протекает тяжело, у стариков слабый иммунитет.

Однако не только возрастными пациентами заполнены палаты реанимации, лежат 40-летние, 50-летние. Молодые люди, как правило, не болеют тяжело, поэтому легкомысленно относятся к ковиду, это заметно на улице, в транспорте, магазинах. Даже если в супермаркете их заставляют надеть маску, чуть охранник отвернётся, снова её срывают с лица. Знаете, один мой знакомый очень долго отрицал болезнь, потом попал к нам в больницу в тяжёлом состоянии. Я его навещал в реанимации, назначал лечение. Только тогда у человека произошла переоценка действительности.

- Самые тяжёлые случаи для вас, связанные с COVID-19?


- Одна из сильных угроз для жизни - тромбоэмболия лёгочной артерии. Возникает одышка, больной может уйти в шок, и нам важно понять причину такого состояния и быстро оказать человеку правильную помощь, провести тромболизис. К нам поступали и женщины, которые рожали детей, будучи больными тяжёлыми формами пневмонии, потом их отправляли к нам, и здесь переводили на ИВЛ. Одну из молодых мам лечили со 100% поражением лёгких, оперировали несколько раз, в анамнезе всё смешалось - ковид, перитонит. Некоторые даже не верили в благоприятный исход. Пациентка спасена, выписана домой в семью. Пожалуй, пока это самый уникальный случай за всю пандемию.

ДОСТОЙНО ПРОЙТИ ИСПЫТАНИЕ

- Мы понимаем, как тяжело сейчас врачам. Есть ли предел возможности у тех, кто работает в реанимации?

- Конечно, врачи тоже люди, и у них бывают вполне человеческие проблемы. Они тоже болеют, и сегодня составляют основную группу риска, работая с опасной инфекцией. Теоретически, в штатном расписании значится, сколько положено больных на одного реаниматолога. Но сегодня на эти цифры никто не обращает внимания. Мы выходим за пределы нормы, по-другому невозможно. Обычно одновременно в реанимацию поднимается два врача. Но часто состояние больных ухудшается настолько, что нужны дополнительные силы.

Кроме того, мы постоянно наблюдаем пациентов из других отделений. При стремительном течении коронавируса, забираем в реанимацию самых тяжёлых. Стараемся помочь всем, и у нас это получается.


- Обыватели привыкли видеть врачей в космических комбинезонах, но вам-то от этого легче не становится? Можете представить, что вы вернулись «налегке» к доковидовой ситуации?

- Тогда вздохнём легко, скучать по СИЗам точно не будем! Да, сегодня мы живём в особом, эксклюзивном времени. Судьба распорядилась так, что мы должны достойно пройти этот путь.

- У всех на устах один вопрос - когда это все закончится?

- Когда выработается коллективный иммунитет, надеюсь, что вакцина заработает. Сам уже привился. Я сказал, победим, значит, так и будет.

Досье


Дмитрий Федорович Данилов

Родился во Владивостоке. Окончил Владивостокский медицинский институт, педиатрический факультет, интернатуру по специальности анестезиолог-реаниматолог. Работает в ВКБ4 – с 1992 года.

Ветеран труда Приморского края. Имеет благодарности от администрации города Владивостока, Законодательного Собрания Приморского края.

В больнице спасли пациента с пневмонией крайней степени тяжести

Жителю одного из районов края Николаю Б. 46 лет. Обычно в истории спасения мы с согласия пациента даем его личные данные и предоставляем возможность произнести слова благодарности своим докторам. Но история пациента Б. особая.


Слева вверху Виктор Ишутин, заведующий отделением анестезиологии-реанимации №1, слева внизу - Кирилл Линёв, заведующий кардиореанимацией, справа - пациент на ЭКМО.

Есть тяжелые больные (основной контингент краевой больницы), а есть крайней тяжести – все они, конечно, реанимационные. Крайне тяжелые еще подразделяются на стабильных и нестабильных. Вот таким – на краю и нестабильным, готовым сорваться - был всего полтора месяца назад 46-летний пациент Б.

После пережитого такие люди наново привыкают к жизни. Даже если человек был в самое тяжелое время без сознания, его организм не скоро забудет, что до гибели оставались считанные часы. Вот почему пациент Б. не готов говорить о своей болезни. А между тем, именно его случай – на злобу дня. Потому что умирал Николай от жестокой пневмонии.

Заболел он еще в январе. Вроде обычное ОРВИ, правда, затяжное – принимал антибиотик. В начале февраля Николаю стало плохо – кашель, слабость, одышка, лихорадка. Прямо с амбулаторного приема его госпитализировали в реанимацию ЦРБ с прямыми показаниями-после рентгенографии, где диагноз пневмония не вызывал сомнений.

А еще через несколько дней санавиация доставила Николая в краевую клиническую больницу – на ИВЛ, уже крайне тяжелого, с диагнозом внебольничная двухсторонняя полисегментарнаясубтотальная пневмония, дыхательная недостаточность IIIстепени, респираторный дистресс-синдром взрослых IV степени, острое почечное повреждение, синдром полиорганной недостаточности, сепсис, септический шок.

В переводе – это умирающий пациент, у которого инфекционный процесс, стартовавший в легких, распространился на другие органы. А сами легкие просто не работали, не могли насыщать кровь кислородом. Николай был госпитализирован в реанимационное отделение №1, но консилиум по поводу его крайне тяжелого нестабильного состояния был проведен совместно с коллегами из кардиореанимации, где находятся аппараты и специалисты ЭКМО (расшифровывается - экстракорпоральная мембранная оксигенация).

ЭКМО – это замена легких и сердца. Кровь больного прокачивается через аппарат, обогащается кислородом и возвращается в организм.

- Решение о переводе больного на ЭКМО основывается на конкретных параметрах, - рассказывает заведующий ОАР №2 Кирилл Линев. – Для понимания: ЭКМО показана пациенту умирающему, но, в тоже время, небезнадежному. В этом смысле Николай для применения этого метода подходил. В пользу ЭКМО был средний возраст, отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний и непродолжительная ИВЛ. Были и минусы – пациент крупный, с высоким индексом массы тела.

В случае Николая комплексное лечение принесло позитивный результат.

- ЭКМО дала нам время, заменила нерабочие легкие, пока мы справлялись с сепсисом, - говорит заведующий реанимационным отделением №1 Виктор Ишутин. - Мы применяли комбинированную антибиотикотерапию, противовирусные средства, но самое главное - многоуровневую вентиляцию, позволяющую максимально раскрыть легкие, заставить их работать по мере уменьшения воспаления.

Виктор Вячеславович тоже отметил большой вес больного, как отягчающий фактор:

- Реаниматологи знают, как трудно вести мужчин-пациентов с ожирением. Почему-то они и психологически быстро «ломаются». А вот худенькие женщины – самые прогностически благоприятные больные с пневмонией.

В общей сложности Николай Б. провел на ЭКМО около двух недель, на ИВЛ – 26 дней, а потом долечивался в отделении пульмонологии. Ему предстоит реабилитация, и конечно, после всего,что с ним произошло, он будет каждый год прививаться от гриппа и пневмонии.

Вы понимаете, почему мы решили описать для вас этот клинический случай. У Николая не было коронавирусной инфекции, но тяжелая вирусно-бактериальная пневмония протекает именно так, как у нашего пациента. Мы спросили наших ведущих реаниматологов, как они себя чувствуют на пороге эпидемии.

- Сотрудники обеспечены индивидуальной защитой, ресурсы есть, коллектив обучен и готов встретить тяжелых больных, - говорит Виктор Ишутин. – Что надо делать, чтобы с нами не встречаться, знают, кажется, все. Берегите стариков, особенно пожилых курящих мужчин, людей с тяжелым коморбидным фоном. Но самое главное – включите гражданскую сознательность. Не надо прятаться, скрывать симптомы, избегать госпитализации. Помните, что ИВЛ – протез дыхания, крайняя мера, и нужно пытаться избегнуть ее любыми путями. Самоизоляция, отсутствие паники, раннее начало лечения, и, надеюсь, мы справимся с испытанием, которое послано нам впервые в истории медицины.

- На базе нашего отделения фактически работает региональный центр ЭКМО - говорит Кирилл Линев. – Если мы будем нужны пациенту, например, в БСМП, то аппарат ЭКМО, необходимые расходные материалы, сопутствующее оборудование и наш доктор переместятся туда. Мы готовы оказать консультативную и практическую помощь по вопросам ЭКМО любому реанимационному отделению города и Красноярского края. Аппаратов у нас пять, расходные материалы есть.

Лечение пневмонии

Пневмония – тяжелое инфекционное заболевание лёгких. Обычно оно поражает людей с ослабленной иммунной системой (например, больных сахарным диабетом, алкоголизмом, ВИЧ-инфицированных) или развивается в результате заражения высокопатогенным штаммом вируса гриппа. Также пневмония может возникнуть в результате длительного горизонтального лежания у хронически больных пациентов. Пневмонией может осложниться острая вирусная инфекция, перенесенная на ногах.

Причины пневмонии

Часто причиной является бактериальная флора, в особенности стрептококки, или вирусы. Бактериальная пневмония может развиться после инфекции верхних дыхательных путей, например простуды или гриппа. Примерно в 50% случаев возбудителем пневмонии является вирус.
В некоторых случаях возбудителями являются микоплазмы - микроорганизмы со свойствами как вирусов, так и бактерий.
Другими возбудителями пневмонии могут быть грибы и паразиты, но это случается гораздо реже.

Симптомы пневмонии

Симптомы пневмонии могут быть схожи с симптомами простуды или гриппа. Симптомы бактериальной пневмонии могут появляться как остро, так и постепенно. Они включают: лихорадку, дрожь, острую боль в груди, сильное потоотделение, кашель с густой, рыжеватой или зеленоватой мокротой, учащенный пульс и ускоренное дыхание, цианотичность губ и ногтей. Чувство нехватки воздуха – частый симптом пневмонии.
Для вирусной пневмонии характерны: жар, сухой кашель, головная боль, мышечная боль, слабость, переутомление и сильная одышка.
Симптомы пневмонии, вызываемой микоплазмами, часто схожи с симптомами бактериальной и вирусной пневмонии, но выражены обычно слабее.

Осложнения пневмонии

Пневмония может осложниться воспалением плевры (плевритом), отеком легких, абсцессом легкого (полость в легком, заполненная гноем), нарушениями дыхания.

Что можете сделать вы

При наличии похожих на пневмонию симптомов немедленно проконсультируйтесь с врачом. До этого можно принять жаропонижающее средство, лекарства против кашля.

  • непрекращающийся кашель, боль в груди, жар;
  • резкое ухудшение общего состояния после простуды или гриппа;
  • озноб, затрудненное дыхание.

Что может сделать врач

Для подтверждения диагноза проводят рентгенографию грудной клетки. Возбудителя определяют с помощью специального анализа крови и мокроты. При выявлении бактериальной или грибковой инфекции назначают антибактериальную терапию и противогрибковые препараты. При вирусной природе – противовирусные препараты.
В тяжелых случаях пациента госпитализируют в отделение реанимации. При тяжелой дыхательной недостаточности проводят кислородную терапию или искусственную вентиляцию легких специальными дыхательными аппаратами.
Пневмонию также требует проведения инфузионно-трансфузионной терапии (иногда переливания компонентов крови), искусственного питания, иногда – заместительной почечной терапии.

Пневмония — оценка риска, диагностика и лечение — роль медсестры

Пик заболеваемости приходится на середину зимы, а это время и так достаточно сложно в плане заболеваемости.

В клинической практике распространенность пневмонии часто недооценивается. Однако, пневмония иногда очень быстро прогрессирует и пациент может оказаться в отделении интенсивной терапии, и даже умереть от нее. Не во всех случаях больным пневмонией требуется госпитализация, но за больными все равно нужно пристально следить, особенно уязвимы дети и пожилые.

Пациентам, которым нужна госпитализация, редко приходится оставаться в больнице более недели. Из них, примерно 10% требуется госпитализация в отделение интенсивной терапии и реанимации. Если пневмонию не лечить, то летальность составит примерно 30%.

Причины

Причин развития пневмонии несколько. Определение пневмонии — это воспаление бронхиол и альвеол. Альвеолы оказываются наполнены слизью и воспалительным выпотом, что ограничивает газообмен, и в зависимости от тяжести заболевания и объема поражения может привести к гипоксии. Классифицируется пневмония по двум основным признакам: локализация и площадь поражения легкого (долевая или очаговая) и по микроорганизму, вызвавшему заболевание (Macfarlane et al, 2000).

Вызывать пневмонию могут многие микроорганизмы — вирусы, бактерии и грибы. Пневмонии грибковой этиологии развиваются у пациентов с иммунодефицитом. В клинической практике это больные с нейтропенией и другими иммунодефицита.

Вирусная пневмония приводит к развитию воспаления, которое распространяется на альвеолы, тогда как при бактериальной пневмонии разрушается альвеоло-капиллярная мембрана. Бактериальная пневмония может возникать как сама по себе, так и как осложнение других хронических заболеваний.

Внебольничная и госпитальная пневмония

Классификация пневмонии также осуществляется по этим двум направлениям — внебольничная и госпитальная. Внебольничная пневмония — это такая пневмония, при которой симптомы имеются при поступлении или в течение 48 часов после него. Ежегодная заболеваемость составляет 1 человек на 1000, летальность составляет около 10% (Royal College of Surgeons, 2004).

Существуют микроорганизмы, которые чаще всего вызывают развитие внебольничной пневмонии. Чаще всего это Streptococcus pneumoniae (Royal College of Surgeons, 2004), также часто пневмонию вызывают хламидии и микоплазмы.

Госпитальная пневмония — развивается через 48 часов после поступления в стационар и до 10 дней после выписки. Она часто бывает у послеоперационных больных, и летальность при ней составляет Чаще всего ее вызывают грамм-отрицательные микроорганизмы или стафилококки, прогноз при этом серьезный (Royal College of Surgeons, 2004).

Факторы риска

Легочные инфекции могут развиваться у многих пациентов. Особую группу риска составляют больные с почечной недостаточностью и диабетом. Этим пациентам рекомендуется ежегодная вакцинация от гриппа. Группу риска также составляют пациенты с бронхиальной астмой и хронической обструктивной болезнью легких.

Пациенты с иммунодефицитом (больные ВИЧ-инфекцией, перенесшие трансплантацию органов, и младенцы) также относятся к группе риска, поэтому в отношении них должны быть особенно тщательные меры инфекционного контроля (Bellamy, 2006). Больные хроническим алкоголизмом, наркоманией и с недостаточностью питания относятся к группе риска аспирационной пневмонии, которая возникает в бессознательном состоянии или во время судорог. Аспирационные пневмонии протекают тяжело и требуют агрессивного лечения.

Интубированные пациенты тоже относятся в группе риска по развитию пневмонии, если строго не соблюдаются меры инфекционного контроля. Физиологичное дыхание препятствует проникновению бактерий в легкие. В полости носа фильтруются крупные частицы, более мелкие элиминируются кашлем и чиханием. Те очень мелкие частицы, которые все-таки попадают в легкие, оседают на поверхности слизи и выкашливаются. При проведении искусственной вентиляции эти защитные механизмы отключаются, и бактерии могут попасть напрямую в альвеолы (Woodrow and Roe, 2003; Zack et al, 2002).

Клинические проявления

Как и при любой другой болезни, клинические проявления пневмонии у разных больных могут значительно варьировать, на это влияют фоновые заболевания, возраст и состояние здоровья в целом. Важно понимать, что от пневмонии умирают не только старики и дети. Она опасна и для других возрастных групп. Тяжесть пневмонии может быть определена по клинической шкале, например CURB-65, также нужно принимать во внимание наличие фоновых заболеваний.

При лечении больных с пневмонией или любой другой инфекцией нужно всегда сохранять настороженность в отношении сепсиса и развития синдрома общего реактивного воспаления (SIRS), особенно часто это бывает при локализации инфекции в грудной клетки. В случае развития сепсиса значительно возрастает летальность (Laterre et al, 2005). Симптомы сепсиса:

  • Гипотония;
  • Тахикардия;
  • Лихорадка;
  • Олигурия;
  • Головокружение;
  • Нарушения сознания;
  • Периферическая вазодилятация;
  • Гипотермия;
  • Ишемия;
  • Тахипноэ;
  • Метаболический ацидоз;
  • Кашель;
  • Гипоксия;
  • Сыпь;
  • Бледность кожных покровов;
  • Аномальные показатели уровня глюкозы в крови;
  • Потливость;
  • Ригидность затылочных мышц;
  • Одышка;
  • Рвота;
  • Диарея.

Диагноз сепсиса ставится при наличии двух из вышеперечисленных критериев.

Выводы

Пневмония — это серьезное и потенциально опасное для жизни заболевание. Летальность при пневмонии довольно высока, особенно в уязвимых группах больных. В группах риска профилактикой пневмонии является вакцинация. Следует тщательно соблюдать все мероприятия по инфекционному контролю во избежание заболевания уязвимых групп пациентов.

Очень важно, чтобы медицинские сестры знали признаки и симптомы пневмонии, чтобы рано ставить диагноз и начинать лечение. Они также должны знать признаки и симптомы сепсиса и критерии синдрома общего реактивного воспаления.

Признаки и симптомы пневмонии

  • Гипоксия;
  • Нарушения сознания;
  • Тахикардия;
  • Гипотония;
  • Цианоз;
  • Лихорадка;
  • Боли в грудной клетке;
  • Тошнота;
  • Слабость;
  • Миалгия;
  • Одышка;
  • Хрипы в легких;
  • Шум трения плевры;
  • Кашель;
  • Тахипноэ;
  • Брадикардия;
  • Потливость;
  • Покраснение лица;
  • Рвота.

Источник: Ramrakha and Moore (1999)

Оценка тяжести состояния больного

Как мы уже говорили, клиническая картина у больных пневмонией может значительно варьировать по степени тяжести — от практически полного отсутствия симптоматики до крайне тяжелого состояния. Очень важно уметь степень тяжести пневмонии и ее влияние на состояние здоровья пациента.

Шкала CURB-65 наиболее часто используется в Европе для определения пациентов, которые в тяжелом состоянии и нуждаются в госпитализации в отделение интенсивной терапии (Kamath et al, 2006). Шкала предусматривает баллы за изменения сознания, уровня мочевины крови, частоты дыхания и артериального давления, также баллы начисляются за возраст:

C = Изменения сознания, которых не было ранее
U = Мочевина крови >7ммоль/л
R = Частота дыхания >30
B = Артериальное давление (систолическое 65
(Buising et al, 2006; Espana et al, 2006).

При количестве баллов 2 и меньше госпитализация может быть и не нужна, но это конечно зависит от наличия фоновой патологии у пациента. При количестве баллов боле двух, может потребоваться госпитализация для обследования и лечения. Чем выше количество баллов, тем хуже прогноз и более тяжелое течение заболевания.

Эффективность оценки по этой шкале можно повысить еще больше, если добавить к ней оценку по шкале MEWS (Модифицированная шкала ранней настороженности), в которой оцениваются артериальное давление, частота дыхания, уровень сознания, темп диуреза, температура и пульс.

Помимо всесторонней оценки состояния больного, применение таких инструментов позволяет выявить потенциальное или уже наступившее ухудшение состояния больного, и обеспечить ему наилучшую помощь и при необходимости, своевременную госпитализацию в ОИТ. Если использовать эти схемы оценки совместно с гематологичекими или биохимическими параметрами, то можно своевременно выявить органную или полиорганную недостаточности, и госпитализировать пациента в отделение интенсивной терапии.

Рентгенография органов грудной клетки позволяет выявить не только пневмонию, но и фоновую легочную патологию, которая может усугублять течение воспаления легких. Также рентгенографию используют для оценки ответа на лечение, иногда бывает возможно предположить, какой возбудитель вызвал заболевание, наличие инфильтрации, ателектазов или выпота в плевральной полости.

Вместе с тем, диагноз госпитальной пневмонии может быть очень сложным, так как у многих пациентов будут одинаковые симптомы и изменения на рентгенограмме органов грудной клетки. Этим пациентам требуется проведение дополнительных диагностических тестов.

Дополнительные исследования при пневмонии

Установить конкретный диагноз могут помочь анализы мокроты, но у некоторых пациентов ее бывает затруднительно получить, особенно при обезвоживании. Если пациент совсем не может пить, ему назначают внутривенное ведение жидкости, и ингаляции увлажненного кислорода — это помогает отделению мокроты.

Пробы мокроты посылают на посев и на исследование на туберкулез — кислотоустойчивые бактерии (КУБ). До исследования под микроскопом мокроту исследуют на предмет наличия в ней крови, гноя и других включений.

Также при обследовании пациента делают клинический анализ крови, в котором обращают внимание на количество лимфоцитов — при инфекции их количество повышается. Низкое количество лимфоцитов также является тревожным признаком, так как говорит о снижении иммунитета. Также исследуется уровень мочевины и рассчитывают показатель CURB-65. Иногда удается получить возбудителя пневмонии в посеве крови.

Иногда установить правильный диагноз помогают анализы мочи. Наличие в моче глюкозы, белка и крови часто отмечается при пневмонии. Следует собрать и послать анализ мочи на легионеллез и пневмококковый антиген.

Анализ газов артериальной крови позволяет выявить ацидоз и гипоксию, которые требуют срочного вмешательства, и осмотра реаниматолога или специалиста по респираторной терапии. При этом анализе следует принимать во внимание концентрацию кислорода во вдыхаемом воздухе.

Лечение

Оксигенотерапия — это абсолютно необходимый компонент лечения пневмонии (Royal College of Surgeons, 2004). Цель такой терапии — поддержание сатурации выше 93%. Концентрация кислорода во вдыхаемом воздухе может варьировать — от низких концентраций через канюли до высоких через специальную маску. Кислород должен быть увлажненным, чтобы облегчить отделение мокроты. Также облегчает дренирование дыхательных путей респираторная физиотерапия.

Хотя пульсоксиметрия является хорошим методом мониторинга у пациентов с пневмонией, для определения достаточной оксигенации обязательно следует выполнить анализ газов крови (Turner, 2003). Для пациентов, у которых сохраняется стойкая гипоксия, несмотря на лечение, следует предусмотреть использование респираторной терапии в режиме непрерывного положительного давления (НПД или CPAP) (BTS, 2004). Этим пациентам бывает необходима госпитализация в палату интенсивной терапии или отделение реанимации.

При малейших признаках обезвоживания и гипотонии следует обеспечить венозный доступ и начать инфузионную терапию. Адекватная гидратация также способствует отделению мокроты. Нельзя забывать и о питании — пациенты с тяжелой пневмонией могут испытывать тошноту и иметь плохой аппетит. При любой инфекции увеличивается потребность организма в калориях. Иногда бывает необходимо подключить диетолога для ведения пациента.

Лечение антибиотиками назначают так скоро, насколько это только возможно, следует подумать, какой может быть возбудитель и назначить препарат по предполагаемой лекарственной чувствительности. Лечение начинают немедленно, а после получения посева и выделения возбудителя терапию корректируют в соответствии с данными тестов лекарственной чувствительности. Внутривенное введение антибиотиков может потребоваться пациентам с тяжелым течением пневмонии, после улучшения состояния пациента переводят на таблетированные препараты. При госпитальной пневмонии крайне важно следовать местным протоколам лечения по ведению больных с учетом мониторинга лекарственной чувствительности госпитальной флоры.

Обезболивание — это очень важный аспект лечения пневмонии (Ramrakha и Moore, 1999). Многие пациенты жалуются на плевритическую боль в грудной клетке, которая заставляет больного щадить больную сторону, что значительно ухудшает расправление легкого и усугубляет течение пневмонии. Пациенты, у которых развивается дыхательная недостаточность, требуют респираторной поддержки. Неинвазивной вентиляции порой бывает достаточно, однако порой требуется госпитализация в отделение интенсивной терапии. Здесь следует снова сделать акцент на раннее привлечение реаниматолога к ведению больного. Желательно, чтобы в больнице были четкие протоколы ведения больных с включением оценки по разным шкалам (Watson, 2006).

Крайне важно своевременное и полное обследование больного, и не только дыхательной функции, так как пневмония — это общее заболевание, которое может влиять на все органы и системы.

Подробный расспрос и сбор анамнеза может помочь в раннем выявлении возбудителя, а поддерживающая терапия — инфузионная, обезболивание и лечение антибиотиками — должна быть начата, как можно раньше. Следует обязательно оценивать тяжесть болезни, стоит ознакомиться со шкалами оценки степени тяжести пневмонии, например, CURB-65 и MEWS, или разработать другие системы оценки (Buising et al, 2006; BTS, 2006). Шкала позволяет рано заподозрить тяжелое течение пневмонии и соответственно, своевременно предпринять меры или даже госпитализировать пациента в отделение интенсивной терапии. Желательно, чтобы пациента вела мультидисциплинарная группа, которая рано начинает применять физиотерапию, а при необходимости, госпитализирует пациента в отделение интенсивной терапии. Для тех пациентов, диагноз которым поставить трудно, требуется консультация пульмонолога.

Повышение настороженности в отношении пневмонии является жизненно важным, особенно в отделения общего профиля — это поможет своевременно и адекватно оказать пациенту медицинскую помощь надлежащего качества. Пристальное наблюдение медицинской сестры и хороший уход позволят медицинской сестре определить возможные причины возникновения пневмонии, и обеспечить своевременное оказание помощи и повысить ее качество.

Источники литературы

British Thoracic Society (2006) Severity assessment criteria recommended by the British Thoracic Society (BTS) for community acquired pneumonia (CAP) and older patients. Should SOAR criteria be used in older people? Age and Ageing; 35: 3,

British Thoracic Society (2004) BTS Guidelines For the Management of Community-Acquired Pneumonia in Adults — 2004 Update. London: BTS.

Buising, K.L. et al (2006) A prospective comparison of severity scores for identifying patients with severe community-acquired pneumonia: reconsidering what is meant by severe pneumonia. Thorax; 61: 5,

Espana, P.P. et al (2006) Development and validation of a clinical prediction rule for severe community-acquired pneumonia. American Journal of Respiratory Critical Care Medicine; 174:

Watson, D. (2006) The impact of accurate patient assessment on quality care. Nursing Times; 102: 6,

Автор: David Watson, BA Nursing, PGD Critical Care, SPQ Critical Care, Dip Nursing, — старшая медицинская сестра отделения интенсивной терапии, Monklands Hospital, Airdrie.

Ссылка: Watson, D. (2008) Pneumonia 1: recognising risk, signs and symptoms. Nursing Times; 104: 4,

Коронавирусная пневмония. Моя история. Матвей, 45 лет.

О том, как развивалась болезнь, что пришлось пережить и что помогло выздороветь, рассказывает Матвей, 45 лет, проходивший лечение в апреле 2020 года с диагнозом двусторонняя полисегментарная пневмония, covid+.

Сейчас я дома. Выписался 14 апреля. Провел в больнице 2 недели. Чувствую сейчас замечательно! В последние дни в стационаре температуры не было. Выписан с положительной динамикой по результатам КТ, так говорят врачи. Перестал принимать лекарства еще в больнице.

Когда приехал домой, вызвал врача из поликлиники. Врач послушала легкие, осталась довольна. Сейчас я на самоизоляции.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

В тот день по возвращении домой с работы я почувствовал сильный озноб — видимо, поднималась температура. О том, как проявляется коронавирус, я знал. Я тут же сказал обо всем семье, изолировался — условия позволяли, я жил на даче. И до того дня, когда меня госпитализировали, я ни с кем не контактировал, это спасло всю мою семью.

В первую ночь был жуткий озноб, температура небольшая 37,2 о С, но ощущения были — прямо колотило. Ничего не помогало. На след день 37,4 о С с утра, такая температура держалась весь день и следующие трое суток. Я уже понимал, что это не обычное ОРВИ и искал возможность сделать тест на коронавирус — не получилось.

Все это время я был дома, температуру (не слишком высокую) периодически сбивал, но чувствовал себя все хуже и хуже. Когда я понял, что тест на дому седлать не получится, я вызвал скорую помощь. Врач обследовал меня, выписал мне антибиотик и жаропонижающее.

Где-то на 5-6 день у меня появился кашель, боль в грудной клетке при вдохе — не мог глубоко вдохнуть. Температура поднялась до 38,5 о С. Тогда я принял решение сделать КТ самостоятельно, в ближайшей клинике. КТ показала признаки двустороннего поражения легких, характерные для вирусной пневмонии и стало ясно, что надо госпитализироваться.

Приехав в Москву, я вызывал СМП, которая отвезла меня в ГКБ № 52. На руках у меня был результат КТ, поэтому в приемном отделении я провел немного времени. Взяли анализы, провели дообследование, заполнили меддокументацию. Готовое КТ на руках — это очень сокращает пребывание в приемном отделении. Сейчас, насколько я знаю, можно сделать это амбулаторно, в поликлинике. Многие поликлиники принимают пациентов с признаками ОРВИ, проводят КТ, и если видят изменения в легких, тут же госпитализируют.

ГДЕ Я МОГ ЗАРАЗИТЬСЯ

За границей я не был в этом году. Надо отметить, что все мои друзья, которые приезжали из-за границы, носили маски, чтобы не заразить окружающих, понимая, что могут быть источником инфекции, сами того не зная.

Когда стали появляться сведения о том, что люди заболевают этой инфекцией, я понял, что надо принимать личные меры — ограничил контакты, поинтересовался у знакомых — не заболел ли кто. Да, я продолжал ходит в спортзал, пока тот не закрылся, но был уверен, что риск тут небольшой, так как старался соблюдать дистанцию, не пересекался с другими посетителями.

Посещал магазин 2-3 раза. Маску не носил, признаю. Был уверен, что маску нужно носить больным, чтобы не заражать окружающих.

Кстати: Когда я ездил в машине с водителем, я был в маске и он был в маске — до сих пор он не заболел. Важно: если вы подозреваете, что можете быть носителем инфекции, лучше себя от других отгородить. Когда я почувствовал неладное, я тут же изолировался от семьи — никто не заболел ни тогда, ни сейчас. Хорошо, когда есть возможность дистанцироваться — это может спасти жизнь ваших близких. Очень важно соблюдать правила личной гигиены — носить маску в общественных местах, мыть руки тщательно. Это работает, поверьте.

В БОЛЬНИЦЕ

Признаюсь, я думал о том, чтобы лечиться в платном стационаре. Но когда я оказался в 52-й больнице и с первой минуты был окружен заботой замечательных врачей и медсестричек, я понял, что жить здесь вряд ли останусь, но лечиться хочу именно здесь.

Меня разместили в многоместной палате, пациентов в ней было всего двое, я и врач скорой медицинской помощи. Пришел врач, осмотрел нас с соседом, сделал назначения. Температура в тот момент была около 39 о С, мне поставили капельницу, назначили лекарства. Состояние было как у Высоцкого в песне — укололся и забылся.

Заведующая отделением (мы с ней не были тогда знакомы) сказала, что по результатам КТ подозревают у меня коронавирусную инфекцию, попросила не выходить в коридор, не контактировать с другими пациентами. Я понимал, что это важно — мы были максимально изолированы, насколько позволяли условия стационара.

На следующий день, как оказалось, с учетом всех моих данных, мне сообщили о том, что врачи хотят назначить мне метод лечения, который прежде использовался у ревматологических пациентов, но по опыту лечения коронавирусной инфекции в других странах, он может быть эффективен при тяжелых поражениях легких, чтобы остановить процесс. Я должен был дать согласие, и я его дал. Я прекрасно понимал, что на войне все средства хороши, если речь идет о спасении жизни. Состоялся врачебный консилиум, который принял решение о назначении мне этого вида лечения, после чего мне поставили капельницу на полтора часа.

КАК Я ВЫЗДОРАВЛИВАЛ

На следующий день Т 39,9 о С превратилась в 37,4 о С, самочувствие улучшилось значительно. Мои ощущения — в организме шла жесточайшая война, и вдруг она закончилась. До этого дня мне было крайне трудно дышать, облегчение чувствовал только когда пользовался кислородной маской, а тут вдруг сатурация (насыщение крови кислородом) поднялась до 95%.

Дышал кислородом весь следующий день (к слову, каждая койка имеет доступ к кислороду). Внутреннее напряжение постепенно исчезало, я прямо чувствовал, как наступает облегчение. Сатурация достигла 97%. По рекомендации врача дышал кислородом, лежа на животе по 30 мин дважды в день — сатурация достигла 98–99%. Через пару дней температура упала до 36.8 о С, стал значительно лучше чувствовать; мне сделали вторую КТ, через 2 дня третью, и вот как раз по ней и стало видно, что есть положительная динамика. Анализы были нормальные и мне отменили все лекарства.

ТЕПЕРЬ ВСЕ ПОЗАДИ

И вот 14 апреля я был выписан для продолжения лечения в домашних условиях. Продолжаю режим самоизоляции, но сейчас все происходит гораздо спокойнее, менее тревожно — никто из моего окружения не заболел, и я думаю, что не заболеет. Все соблюдали режим самоизоляции, жили на даче, ни с кем не общались.

Я очень благодарен 52-й больнице, очень. Настоящие профессионалы, замечательные врачи. Самоотверженно работают без выходных. Относятся к больным как к родным. Обязательно встречусь с ними со всеми, как только будет возможность, скорее бы кончился карантин.

Пресс-служба тут задала мне вопрос — узнаю ли я потом своих спасителей без масок?

Помните, фильм такой был во времена нашей молодости —«Ты мне, я тебе»? Куравлев был банщиком, известным в узких кругах, парил высокопоставленных особ. Попасть к нему можно было только по великому блату. И вот как-то случайно, в поезде встречает его бывший клиент:
— Иван Сергеевич, ты ли это?
— Что-то не узнаю, повернись-ка спиной. Сыроежкин??
— Он самый!

Так вот когда мы встретимся в мирное время, стоит только заглянуть в их прекрасные глаза, я узнаю их с вероятностью 99,9%, можете быть уверены.

Пожалуйста, не занимайтесь самолечением!
При симпотмах заболевания - обратитесь к врачу.

Читайте также: